Архив

Если умрет семья

Программу ведет Олег Чертков.

Недавно одно московское информационное агентство проводило круглый стол. Официально тема, обсуждавшаяся на форуме, звучала так: «Женщины и демография: помогут ли только деньги?» На самом деле, по сути, — почему российские женщины не хотят рожать. Оказывается, в нашей стране женщины не хотят рожать вовсе не только из-за того, что у них нет денег, то есть отнюдь не из-за бедности. Так ли это, мы спросили у заведующего кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета Московского Государственного университета имени Ломоносова Анатолия Ивановича Антонова.

АНТОНОВ: В основном совсем не из-за денег. Если говорить о принципиальных вещах, то, безусловно, это проблема ценностно-мотивационная, или обычными словами — морально-нравственная, связанная с потребностями людей, системой жизненных ориентаций человека, с мировоззрением, картиной мира. А все это приводит нас к тому типу общества, типу цивилизации, в которой мы живем. Я сорок лет занимаюсь проблемами семьи и демографии. В демографии главным ключевым институтом является семья. Это институт, который обеспечивает воспроизводство и воспитание, социализацию поколений, обеспечивает всю систему общества людскими ресурсами. Иначе обществу грозит вымирание.

- Мы можем сегодня сказать, что России грозит вымирание?

АНТОНОВ: Уже пятнадцать лет в России происходит депопуляция (в переводе на русский это и есть вымирание). Но это очень своеобразное вымирание, когда каждому конкретному гражданину не грозит убийство или эпидемия, скажем, чумы; это именно вымирание общества, социальной системы, растянутое на длительные десятилетия.

Дело в том, что общество, в котором мы живем, сравнительно молодо. Если социология изучает общественные системы, которые возникают на протяжении тысячелетий, нескольких столетий, то общество, о котором я говорю, это общество рыночно-индустриальной цивилизации, в котором в последнее время большое значение стали уделять развитию человека, личности, правам личности; это то, что называют гражданским, демократическим обществом. Вся эта система идей, представлений о лучшей жизни сформировалась сравнительно недавно.

Лет четыреста назад и далее в глубь веков у нас была система, которую в марксистской трактовке истории называли феодальным обществом, а до этого — рабовладельческим. А проскольку я занимаюсь проблемами семьи, а семья в ее современном виде насчитывает около трех тысяч лет, то мы делим историю с точки зрения изменения типов семьи.

Так вот, вся человеческая история до рыночно-индустриального капитализма была историей семейной экономики, семейного общества, и поэтому мы говорим о фамилистической, семейной цивилизации. Ее основные черты — благополучие каждого отдельного человека зависит от благополучия семьи. Человек вне семьи погибает. История насчитывает три с половиной тысячи лет, и если убрать триста — четыреста лет рыночно-индустриальной культуры, то три тысячи лет точно это правило не имело исключений.

До этого был групповой брак, семьи не было, — я слишком в историю вдаваться не буду, но важно, что в те стародавние времена смыслом жизни людей, общества в целом, где было три института — семья, церковь, государство, — где государство было защитой от внешних набегов, церковь — духовным спасением, всем, что было связано с пребыванием человека в этом мире, — семья была всем остальным. Сейчас мы говорим: институт образования, спорта, транспорта, здравоохранения… Раньше всем была семья.

Семья — многофункциональное объединение. Сейчас говорят о плюрализме мнений. Так вот, семья была плюралистическим институтом, где все многообразие человеческой жизни концентрировалось под крышей расширенной семьи.

- Значит, когда советская наука говорила о семье как ячейке общества, она была не так уж неправа?

АНТОНОВ: Ячейка — ужасное слово! В советские времена первичной ячейкой была партячейка, и семью интерпретировали именно как партячейку. А семья — не ячейка, это институт, на котором держится все здание государства. И если уничтожить семью, рухнет все здание. Мы сейчас живем в условиях глобального кризиса семьи везде в мире, потому что вся наша нынешняя цивилизация рыночно-индустриального капитализма антисемейна, внефамилистична. Здесь нет никаких врагов, никакого дьявольского замысла, просто мы очень плохо знаем социальные механизмы, которые регулируют человеческую жизнь. Мы находимся еще только на рассвете социальной науки, социологических наук, и очень плохо представляем, что с нами происходит…


Дата публикации: 2007-04-03 14:30:05