Архив

Круглый стол, посвященный столетию со дня рождения Б. Ц. Урланиса

«Демографические исследования», № 6

Елена Новоселова — аспирантка кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова.

 


В декабре 2006 г. в Институте экономики РАН под председательством академика, директора ИЭ РАН Л. И. Абалкина состоялось заседание круглого стола, посвященного столетию Б. Ц. Урланиса. Открывая заседание Л. И. Абалкин подчеркнул, что Б. Ц. Урланис был одним из выдающихся ученых Института экономики, крупным специалистом по теории статистики и демографии.

В Российской академии наук организованно новое издание «Книга памяти отечественной мысли ХХ века» (главный редактор Президент Академии наук Ю. С. Осипов). И в этой серии готовится А. Г. Вишневским издание избранных произведений Б. Ц. Урланиса. Этот круглый стол — не просто эпизод в работе института. Это составная часть работы, которая проводилась, проводится и будет проводиться в коллективе института по сохранению исторической памяти как одного из важнейших и необходимых условий возрождения России. Вот такие встречи — это не только сохранение исторической памяти. Это одновременно и размышления о завтрашнем дне России. Мы переживаем глубочайший демографический кризис в стране, который вызывает большую тревогу за будущее России как страны, как державы, как государства. К сожалению, российская власть с большим опозданием реагирует на разразившийся демографический кризис, хотя все расчеты, все прогнозы, достаточно надежные прогнозы сокращения численности населения как до 2020, так и до 2050 года уже просчитаны. Наработки и предложения ученых по решению демографической ситуации есть, но, к сожалению, у России пока нет внятной демографической политики, как, может быть, и в целом демографической политики.

У нас нет строгого графика проведения «Круглого стола» но мы предполагали сначала послушать выступление Ирины Викторовны Соболевой, которая готовила полученные сейчас вами издания.

И.В.Соболева (к.э.н., зав. сектором развития человеческого потенциала ИЭ РАН)

Масштабность фигуры Б. Ц. Урланиса в значительной степени связана с широтой его кругозора. Будучи демографом, Урланис тем не менее прекрасно ощущал связь, взаимообусловленность процессов демографических и процессов социально-экономических, и эта взаимообусловленность особенно отчетливо и ярко ощущается сегодня.

Доклад, который предлагается вашему вниманию, написан не демографами. Он написан экономистами. Задача, которую мы себе ставили, выявить те направления, по которым изменение социально-экономического положения населения страны, его существенное ухудшение в ходе реформ, воздействует на демографическую ситуацию. Далее в докладе на основе схемы демографического перехода оценивается ситуация в мире и в России.

В наиболее благоприятном положении оказались те страны, где процессы увеличения продолжительности жизни, улучшения качества жизни, снижения детской смертности несколько опередили процессы сокращения рождаемости. Если посмотреть на динамику индекса развития человеческого потенциала, мы увидим, что по темпам его роста эта группа стран стабильно в течение десяти лет идет в лидерах. Их население пока еще увеличивается, хотя и в этих странах сегодня снижается рождаемость. В России ситуация развернулась в противоположном направлении. В течение 90-х годов темпы роста рождаемости неуклонно и устойчиво снижаются, а вот вторая сторона демографического перехода, в которой как раз и реализуется основной его смысл, та сторона, которая связана с улучшением здоровья населения, увеличением продолжительности жизни, снижением смертности, полностью парализована. Более того, все эти процессы шли в обратном направлении. Поэтому представляется, что определять то, что происходит сейчас в России, как демографический переход не совсем верно. Строго говоря — это не демографический переход, а просто тихое вымирание населения.

Хотелось бы подчеркнуть, что Урланис в своих исследованиях очень четко формулирует основной смысл демографического перехода. Он сказал: «Задача состоит в том, чтобы краткую историю человечества можно было изложить так: люди рождались, не испытывали страданий».

А.Г. Вишневский (д.э.н., директор Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН)

Сейчас к 100-летнему юбилею Б. Ц. Урланиса готовятся к изданию его избранные труды, уже прошла верстка. Так как наследие Бориса Цезаревича очень большое, то, хотя книга большая (30 п.л.), но все-таки это далеко не все, что можно было бы представить в одной книге. Надо собрание сочинений издавать. Поэтому пришлось принять решение об издании специализированного тома. Я назвал его «Избранные труды по исторической демографии».

Борис Цезаревич очень много занимался исторической демографией. В частности, опубликовал замечательную монографию «Рост населения Европы» еще в 1941 году. Эта монография уже стала библиографической редкостью. Ее мало кто знает, а, между тем, она представляет очень большой интерес, и, конечно, всю ее тоже не удалось включить, потому что она сама по себе больше 30 листов, но какие-то значительные куски ее все-таки удалось вместить. Кроме того, еще целый ряд его работ, посвященных исторической эволюции продолжительности жизни, фрагменты из книги «Войны и народонаселение Европы», и т.д. Но я думаю, что в скором времени все присутствующие смогут эту книгу держать в руках, и я думаю, что она будет полезна. Поразительно, насколько работа 1941 года не устарела. И вообще потрясает, где мог человек в Советском Союзе набрать такое количество информации. В монографии о народонаселении Европы огромное количество использованной литературы на основных европейских языках. Так что это огромный труд и очень интересный, и понятно, что, выйдя в 1941 году, он потом остался без всякого рецензирования, не до того было.

Далее А. Г. Вишневский изложил основные тезисы своей юбилейносй статьи в Демоскопе См. статью «Дон Кихот нашей демографии» .

В заключение хочу сказать, что есть некая совокупность вопросов, которые поставлены перед нами самой жизнью, вопросов очень сложных и не обещающих простых решений. И если говорить о научном сообществе, то именно на решении таких вопросов и должны быть сосредоточены усилия всех тех немногих по сравнению с объемом проблем и численностью населения страны. Это вообще жалкие слезы, то, что мы имеем в исследовательской области. Но хотя бы эти слабые силы должны быть сосредоточены не на перебранках и не на столкновении каких-то мифических парадигм, а на выработке каких-то пусть и разных, но четких подходов и четких позиций, основанных на научном видении проблемы к тем реальным проблемам, которые не то, что стучатся в дверь, а они уже здесь.

В.Г.Костаков (Председатель Научного Совета «Проблемы демографии, миграции и трудовых ресурсов» РАН, директор Государственного учреждения «Институт макроэкономических исследований»)

Вы знаете, мне посчастливилось, потому что я довольно много лет общался с Б.Ц. Урланисом. Когда я пришел на экономический факультет МГУ в 1947 году, он у нас на первом курсе читал лекции по теоретической статистике. Ему тогда был 51 год. Курс у нас был маленький, всего 7 человек. Послевоенный курс. Мы почему-то ожидали, скучищу на этой самой лекции.

И вот вошел в аудиторию элегантный мужчина, который, не глядя на нас, расхаживая по аудитории стал говорить: скучная вещь статистика, скучная вещь статистика. Лучше играть в три листика, лучше играть в три листика. Мы ничего не понимали. Что происходит, это антиагитация? А потом он стал собирать наши данные, и начал нас группировать, делить, умножать и т.д. шутливо комментировать все это. К концу лекции мы имели наглядный демографический портрет нашего курса. Он влюбил нас в себя, в статистику и с тех пор я очень люблю цифры и стараюсь также бережно и аккуратно к ним относиться, как это делал Б. Ц. Урланис. А он очень, очень любил цифры и никогда не допускал высказываний, не подкрепленных какими-то фактическими данными.

Вы знаете, в моем представлении он один из величайших демографов нашей страны, известный далеко за рубежами нашей страны. И в нем очень удачно сочеталось умение писать глубокие научные труды с умением популярно донести до широкого круга людей демографические идеи.

В моем представлении он был очень большим оптимистом. Он даже в печальной стороне жизни умел находить какую-то светлую сторону. Я очень хорошо помню одну из его статей, опубликованных в «Литературной газете». Она произвела на меня и не только на меня, а на многих очень сильное впечатление. Смысл статьи был такой: как хорошо, что человек смертен. Ведь если бы было иначе, тогда не было бы никакого прогресса. Он всегда находил в демографических проблемах какие-то необыкновенные повороты.

Он верил в светлое демографическое будущее России. По моему представлению, он исходил из этого в своих демографических прогнозах. Он считал, что население России должно расти. Чем больше будет население России, тем лучше для страны с такими природными ресурсами. И чем больше населения, тем лучше живут люди. И еще об оптимизме. У него никогда не было такого, чтобы он нагнетал проблему, сгущал краски. Если он говорил о какой-то проблеме, говорил о том, а как ее можно решать.

В заключение хочу сказать, что сейчас государство поворачивается к демографическим проблемам. Это само по себе много значит. И для того, чтобы демографическое развитие шло успешно, государство должно делать все для того, чтобы была уверенность в завтрашнем дне. А мы с вами должны объединить усилия тех, кто занимается социально-экономическим развитием, и тех, кто занимается демографическим развитием. Сейчас сложился очень большой разрыв между ними и отсюда у нас такие мрачные демографические прогнозы.

В докладе В.М. Симчера (д.э.н., директор НИИ статистики Госкомстата России, вице-президент Российской академии экономических наук) был подчеркнут вклад Б. Ц. Урланиса в разработку статистических методов. «Общая теория статистики», которую он издал — есть его фундаментальный вклад в науку может быть в какой-то мере оставшийся недооцененным.

М.И.Воейков (д.э.н., ИЭ РАН)

Урланис это крупнейший ученый, которого будут помнить и через 200 лет, потому что за весь ХХ век крупнее демографа не было в России. Правда, мне профессор Никифиров сказал, а будет ли Россия через 200 лет. Я бы хотел сказать, что китайцы тоже хорошо изучают нашу литературу и наших российских ученых. Когда мы задумывали этот наш «Круглый стол», вопрос стоял о той проблеме, которой занимался Б. Ц. Урланис — динамике народонаселения и как сохранить население России. Население России вымирает. Каждый год, несмотря на то, что в последние годы мы имеем некоторые темпы экономического роста, тем не менее, вымирание населения России продолжается, и если так пойдет дальше, то нетрудно спрогнозировать, что в 2050 году от коренного населения России мало что останется. Почему вымирает население, сокращается население России? Разные есть ответы. Я думаю, что основная причина депопуляции это бедность населения страны. Не зря поставлен вопрос о борьбе с бедностью. Борьба с бедностью есть борьба за выживаемость населения России. Если взять кривую смертности населения и кривую потребления населения элементарных продуктов питания, то они совпадут. Все 90-е годы люди ели все меньше и меньше, если взять натуральное потребление основных продуктов питания, — мясо, овощи, рыба, фрукты, яйца. Все шло вниз. Более того, до 2000 г. шло вниз потребление на душу населения таких продуктов питания, как хлеб и картофель. Только с 2001 года стало несколько расти душевое потребление этих продуктов питания, а качество продуктов питания или стабилизировалось или продолжает сокращаться. Люди просто стали меньше есть. Если считать по килокалориям потребления на душу населения, они тоже сокращаются. Страна тощая стала. Народ вымирает, кроме всего прочего, и от этого.

Поэтому надо, прежде всего, кормить людей. А для того, чтобы нормально кормить, надо нормально обеспечить условия работы и нормальную зарплату. Вся академическая наука признает, что зарплата сильно занижена. И в последней книге Капустина, которую мы обсуждали месяц назад, хорошо показано на цифрах; насколько и как занижена оплата труда в стране.

И второй вопрос, о котором я хотел бы сказать, очень сложный вопрос и нет ответа нигде, ни у кого по проблемам будущего населения страны — это миграция. Мы все говорим о Западе, о том, что движемся в Европу, но если мы будем двигаться в Европу, то на эту территорию придет Китай. И вот как здесь быть, какое население страны будет через 50 лет в этой ситуации, у меня нет ответа. К сожалению, Бориса Цезаревича уже нет и мы не можем получить его прогнозы по этому поводу, но проблема геополитической миграции, я думаю, стоит очень остро, и нам бы, научному сообществу, надо осознать угроза это или спасение России, но надо осознавать и обсуждать эту проблему сейчас.

А.И. Архипов (главный научный сотрудник института экономики РАН)

Знаком с Б.Ц. Урланисом давно, как только он пришел в наш институт в 1959 году. И как-то так, несмотря на разницу в возрасте, были хорошие отношения. Имею несколько подаренных им мне книг, какие-то были разговоры, понимание. Почему его мне не хватает?

Никто лучше него не мог так точно рассчитать прогнозы, написать такие убедительные книги, такие глубокие диссертации. Его кандидатская диссертация об американских цензах. Там за 150 лет статистика обобщена по Америке. Тысячелетней истории народонаселения Европы посвящена докторская диссертация. Это недосягаемые высоты научной глубины. Взять, к примеру, книгу — «История одного поколения», рожденного в 1906 году. Сколько это дало потом поводов поговорить о представителях этого поколения. А ведь там оказались люди разные: Королев, Брежнев, А. Барто — поэтесса и многие другие.

Он много лет заведовал демографической секцией в Доме ученых умел увлечь своими идеями и студентов о профессоров. Он умел разговаривать с разными людьми, с совершенно разной аудиторией, вспомните, как популярны были его статьи в «Литературной газете», особенно «Берегите мужчин». Это значит, что он умел разговаривать со страной. Вот такой дар имел человек. Я хочу сказать еще вот о чем. Он проработал в Московском университете 19 лет, с 30-го года, не имея никаких замечаний до позорного отчисления из МГУ «за низкое идейно-политическое содержание лекций, выразившееся в восхвалении буржуазного статистического учета и принижение деятельности советской статистической науки».

Я говорю об этом т.к. такое нельзя забывать. Добивали талантливых. Что здесь было: зависть ли? Урланис ушел на экономический факультет Института кинематографии, и пропал на десять лет. Потерянные годы. Талантливый человек, он талантлив во всем. Как он все это перенес? Как это вообще можно было перенести? И сейчас нам Бориса Цезаревича не хватает особенно как демографа. Кто объяснит, как нам быть с народонаселением, если наша страна, занимая по территории почти 1/7 и лишь 2% в общей численности населения мира. У нас населения не хватит просто для того, чтобы охранять то, что у нас еще есть. И вот хотелось бы Урланиса спросить, как выйти из этой ситуации. Но нет его и перспективы неясны.

А.И. Антонов (зав. кафедрой социологии семьи и демографии Московского государственного университета)

Я очень благодарен Институту за то, что в декабре (уже осталось совсем немножко до конца этого года) но все-таки проводится конференция юбилейная, посвященная Б. Ц. Урланису. Конечно, было бы лучше, если бы этих конференций было в течение года гораздо больше. Но сложилось так, что это самое крупное собрание людей, которые обсуждают творчество Урланиса сегодня. Леонид Иванович, спасибо вам большое за то, что подготовили это, сделали доклады, библиографию трудов Бориса Цезаревича. В этом докладе есть интересные параграфы, например, озаглавленный «Демографическая катастрофа?» со знаком вопроса, хотя для Бориса Цезаревича вопроса здесь никогда никакого не было. Борис Цезаревич, к сожалению, непонятый до конца, непрочитанный до конца, был великим демографом и не только нашей страны. Величие ученого проявляется (поскольку каждый из исследователей работает всегда в какой-то ограниченной парадигме) когда ученый выходит за пределы своей парадигмы и признается даже противниками ее, вот это и есть признание, которое перехлестывает через край узких рамок тех диапазонов научного исследования, которые мы сами на себя налагаем.

Мне хотелось бы также сказать о том, что в истории Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова черным пятном навсегда останется изгнание Бориса Цезаревича. К сожалению, Московский университет в истории Советского государства отличался таким поведением в отношении не только Урланиса, но и многих других известных и крупных ученых.

Я просто как сотрудник, профессор этого университета сейчас глубоко переживаю это позорище. Не знаю, смогут ли когда-либо руководители МГУ как-то покаяться в этом, но, во всяком случае, этот позорный факт останется навсегда.

Хотелось бы привлечь внимание к великой книге Бориса Цезаревича «Динамика населения СССР». Она издана в 74-м году. Написана раньше. Вся книга посвящена демографическому прогнозированию, и является фактически развернутым прогнозом, сделанным самым первым крупным пронаталистом нашей страны. В ней содержится критическое отношение к тем прогнозам роста населения, которые делались на основе логической кривой. Жалко, конечно, что пропала глава, которая была посвящена прогнозам Советского Союза. Я не сомневаюсь нисколько в том, что это был депопуляционный прогноз. Для тех, кто внимательно читал эту книгу от начала до конца, тут абсолютно никаких сомнений быть не может. Весь строй книги, вся логика рассуждений, все, что там говорится, какие приводятся факты и анализы, все убеждает в этом. Неслучайно впервые в работах Урланиса такое колоссальное значение занимает аналитический анализ рождаемости.

Урланис был удивительно чутким ко всему новому в науке, проявляя интерес к социологическим поискам. Бережно относился к молодежи — пытался предостеречь от ошибок. Когда мне он давал слово на демографической секции в Доме ученых или где-нибудь на конференциях, он всегда мне тихо говорил на ухо, Анатолий Иванович, пожалуйста, без заумьи, без этих ваших «конструктов». В те времена многие увлекались социологическим жаргоном, и Урланис отстранялся от этого. Но, тем не менее, он мне надписал свою книжку «Проблемы динамики населения СССР» с пожеланием: «успешного выявления тайных мыслей о рождаемости». Это в шутливой форме, но все же поддержка моих исследований репродуктивных установок с помощью «семантического дифференциала». В этой книге «Проблемы динамика» третья глава, обратите внимание, посвящена компонентному методу, когортному анализу. И Урланис говорил, что на 15-20 лет вперед мы всегда можем сделать научно обоснованный прогноз. За пределами этого срока начинается блистательная неопределенность, если отказаться от разработки социальных сценариев.

Поскольку в демографии единица наблюдения — это поколение, поэтому мы можем вполне в пределах длины поколения дать достоверную картину демографического будущего.

И в этой книге приводятся «новинки» Б. Ц. Урланиса — в начале 70-х годов он рассчитал гипотетический уровень рождаемости, в России и Советском Союзе применительно к поколениям женщин, которые тогда были еще в детском возрасте — вот конкретный пример достоверного прогноза.

Он не гнушался того, о чем говорила тогда демографическая молодежь, о том, что нужно исследовать репродуктивные установки. Он употреблял термин «потребность в детях».

Самое главное, что многие страницы этой книги, посвященные демографическому прогнозированию, посвящены политике государства в области управления демографическими процессами. И поскольку люди — не тараканы, а все демографические процессы являются результатами поведения человеческого, то он обращал внимание именно на то, что политика государства не может не быть «вмешательством» государства в это поведение. Подобное вмешательство он не интерпретировал как насилие, как «черную модель» демографической политики, а как нормальное воздействие на те процессы, которые всегда находились под влиянием человеческой воли. И с этой точки зрения, видно, читая Урланиса, что всегда было вмешательство в демографические процессы со стороны государства и общества. Только не всегда это осознавалось и эксплицировалось в соответствующих формулировках.

Заканчивая свое выступление, я хочу обратить внимание на то, что впервые в нашей науке Борис Цезаревич предвосхитил идею нормативного прогнозирования. Надо вспомнить тогдашнюю обстановку, и тот идеологический пресс, который довлел над наукой. Но Урланис был человеком, наделенным живым умом, как марксисты сказали бы, диалектическим умом. И он подчеркивал активную сторону самой науки. Демография это не наблюдение, не созерцание того, что происходит, демография это наука, которая активно вторгается в изучаемое. Демографическая политика отсюда не может не быть политикой такого вмешательства в демографические процессы, которое позволяет избежать депопуляции. Я сейчас написал большую статью об Урланисе, и если кому будет интересно, посмотрите на сайте — Демография.ру . Она называется «Цезарь русской демографии». Он, действительно, был цезарем. Мы при жизни очень редко говорим человеку о том, кем он является на самом деле. Но может быть и не нужно об этом говорить. Я настаиваю на том, что Борис Цезаревич знал себе цену, знал кто он такой, и в каких-то подкреплениях дополнительных он не нуждался. Для меня важно сейчас другое, то, что депопуляция, о возможности которой он предупреждал, и которая уже наступила для него была совершенно очевидной. Он написал блестящую фразу, я все время ее цитирую, о том, что ни с какой точки зрения — ни с экономической, ни с социологической, ни с психологической, ни с юридической, депопуляция не может быть оправдана. Любые возражения и доводы, которые могут выдвигаться по поводу того, что депопуляция — это якобы позитивный фактор, что сокращение рождаемости до сверхнизких уровней может быть позитивным фактором — он не допускал этого ни в коей мере. Напомню, что для Урланиса это была возможность депопуляции, а мы уже живем 15 лет в стране депопулирующей. И если применить это высказывание Урланиса к тому, что мы сейчас имеем, то получается, что со всех точек зрения мы должны отрицательно оценить ту систему общественную и то социальное устройство общества, которое допустило эту депопуляцию. Пора понять, что ни с какой точки зрения — научной, моральной, эстетической наше общество не может быть оценено положительно именно потому, что оно допустило депопуляцию.

Строй взглядов и убеждений ученого-пронаталиста, логика его размышлений о демографическом будущем, аргументация — все это очень важно сейчас. Я настоятельно рекомендую — прочтите эту книгу 1974 года еще раз. Я не знаю, включена она в новое издание сочинений или нет, но эта книга достойна того, чтобы она была перепечатана и чтобы она работала сейчас, в эти годы, когда депопуляция к нам в страну пришла надолго. И, конечно, совершенно наивно и ненаучно думать, что депопуляция может быть устранена через 5-10 лет. Если говорить всерьез, мы можем поднять уровень коэффициента суммарной рождаемости не раньше 2050 года до уровня 2, 15. Поэтому до 2050 года население России будет уменьшаться, но это не значит, что не надо стремиться к повышению рождаемости, тем более, что это вполне реализуемая вещь. Почему она реализуемая, почему здесь нет ничего мистического, почему здесь нет никакого насилия над человеком, никакой черной демографической политики, надо знать об этом, читая внимательно Бориса Цезаревича.

В этом смысле он остается невероятно актуальным и злободневным. И поэтому Урланис — это не ученый, который находится в какой-то башне из слоновой кости. Он сейчас с нами. Он борется своими книгами с теми оценками депопуляции, которые сейчас сплошь и рядом распространяются устно, письменно, где угодно.

Ю.Ф. Воробьев (д.э.н., главный научный сотрудник института экономики РАН)

Уважаемые коллеги!

Мне хотелось бы обратить внимание на историю возникновения демографии как науки. В беседе с Борисом Цезаревичем однажды по популярному вопросу о сроках жизни мужчин и женщин, по которому он опубликовал две знаменитые статьи в «Литературной газете», я спросил: это оригинальная постановка вопроса? Он ответил — да не совсем и посоветовал обратить внимание на тех мыслителей и демографов, которые работали задолго до него.

И вот обращаясь к этим ранним работам, я обнаруживаю, что Джон Граунт, английский демограф, в 1662 году в своей работе дает оценку соотношения смертности мужчин и женщин и показывает, что смертность мужчин выше, чем смертность женщин. Зернов у нас в России дает статистические оценки соотношения смертности мужчин и женщин и показывает, что смертность мужчин гораздо выше. И дает объяснения, по каким причинам эта смертность выше. История демографической науки является самостоятельной областью, которая, на мой взгляд, еще недостаточно развитой.

Поэтому, очень важно все то что сделал Урланис в области исторической демографии.

Д.Е.Сорокин (д.э.н., профессор, первый заместитель директора ИЭ РАН)

Уважаемые коллеги, я хотел бы сказать, что было очень приятно услышать представителя Московского университета, уважаемого Анатолия Ивановича, который выразил благодарность нашему Институту за то, что мы организовали эту конференцию. Я в этой связи хотел бы сказать, что благодаря Ирине Соболевой и Михаилу Илларионовичу Воейкову состоялась наша конференция им отдельное спасибо. Анатолий Иванович Вы привели мысль профессора Урланиса, что никакими факторами нельзя оправдать депопуляцию населения ни с какой точки зрения. Сегодня, к сожалению, приходится признать, что у нас, тем не менее, распространена позиция, согласно которой сама по себе депопуляция нестрашна, ничего страшного не происходит у нас в стране. Я не буду голословным, вот цитата из стенограммы заседания Бюро национального экономического форума проходившего в Екатеринбурге. Говорит директор Института народно-хозяйственного прогнозирования, я цитирую: «К вопросу о том, что мы к 2050 году вымрем. Не нужно брать всякие дурацкие данные, которые публикует Мировой банк». Эти данные, которые приводились, были прогнозами не Мирового банка, а Госкомстата, на которые ссылался сегодня уважаемый второй докладчик. Продолжаю цитировать: «Ну, вымрем мы, ну будет в России 120 миллионов, ну а сколько надо! А мы 120 миллионов сумеем обеспечить работой или нет?» Ну и т.д. К сожалению, до сих продолжается, скажем так, спокойное отношение в этим процессам, и мы должны это иметь в виду. Это — первое. Второе, что мне хотелось бы сказать, — проблема демографии, действительно, комплексная проблема. Хорошо бы наш Центр социальной политики взял бы на себя роль генератора, объединителя всех тех, кто работает. Третье, что я хотел бы сказать. Проблема в том, что, как говорит наш директор, мы опять в кругу атеистов доказываем друг другу, что Бога нет. Как достучаться до правительственных чиновников?

Л.И. Абалкин

Несколько слов в заключение. Я не могу промолчать по поводу депопуляции населения. Не надо упрощать положение с депопуляцией. Есть огромное число причин как долговременных, так и кратковременных. Во время обсуждения на Отделении общественных наук РАН назывался целый ряд других причин сокращения рождаемости.

Были выступления о положении семьи. Член-корреспондент Елисеева из Санкт-Петербурга указывала, как положение семьи и отношение к семье влияет на депопуляцию. Никакого воспроизводства не будет когда по одному ребенку в семье. Что касается диапазона рождаемости и численности населения, то ведь все просчитано Госкомстатом и до 2020 года и до 2050. А разница в прогнозах вариантах достигает до 2020 года почти 10 млн, а до 2050 года — 30 миллионов между максимальной и минимальной численностью. И четко определено, что эти различия зависят от проводимой в стране социально-экономической политики. Мы можем, конечно, просить наш Центр быть интегратором. Но есть профессиональные специалисты. Мы не можем претендовать на лидерство. Но организационно можем взять на себя какие-то функции, потому что в принципе то, что я говорил вначале, — это наш научный и гражданский долг перед страной, перед нашими детьми и внуками. Мы должны его выполнить.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51