Архив

Госзаказ на семейные ценности

Сергей Миронов — Председатель Совета Федерации, председатель партии «Справедливая Россия».

Почему россиянки не хотят рожать?

Недавно докеры из Санкт-Петербурга прислали мне письмо, в котором попытались рассчитать реальную стоимость своей рабочей силы. Учли все необходимое, включая затраты на жилье и обучение детей. Получилось, что рабочему для полноценной жизни надо платить в разы больше, чем сейчас. Аргументы докеров лишний раз убедили в правоте тезиса, который я часто повторяю в выступлениях: доля оплаты труда в ВВП в России в 3-3,5 раза ниже, чем в западных странах, труд наших людей оценивается несправедливо. Но при этом одна деталь в письме меня даже порадовала. Дело в том, что свои расчеты рабочие сделали, ориентируясь на семью с тремя детьми. Уж извините, но позволили они себе такую «роскошь»! Вот, что, оказывается, люди считают нормой. Вот как строили бы свою жизнь, если б получали справедливые зарплаты.

Установка на рождение детей, на крепкую и дружную семью испокон веков была частью российского менталитета. Пессимисты полагают, что все это в прошлом. Что занесенные к нам ветром рыночных перемен индивидуализм, потребительское отношение к жизни напрочь вытеснили семейные идеалы. Я считаю иначе. Меня очень обнадеживает тот живейший интерес, который видишь в глазах людей, когда речь идет о предложениях «Справедливой России» по повышению рождаемости. Например, об идее Фонда будущих поколений, в котором бы на счет каждого новорожденного к совершеннолетию откладывалась солидная сумма. Или о схеме кредитования покупки жилья молодыми семьями: есть первый ребенок — списываем 25% долга, второй - 50%, третий — погашаем все.

Иногда на встречах в регионах просто отбоя нет от вопросов по этому поводу. Реакцию можно охарактеризовать одной фразой: «Ах, если б это было так!» Так что на самом деле идеал семейного счастья, уютного и многодетного, по-прежнему живет в глубине российской души. Другое дело, что миллионы людей поставлены в условия, которые вынуждают их отказываться от этого идеала ради куда более приземленных целей. Российская семья как общественный институт оказалась брошенной государством на произвол рыночной стихии. Вот в чем корень проблемы!

Полтора десятка лет в России в сущности не проводилось никакой семейной политики. Концепции, программы на федеральном уровне принимались, но до конкретики не доводились. А в это время повсеместно разрушалась инфраструктура детского отдыха, деградировала система внешкольного воспитания, чиновники закрывали детсады, отдавая их под магазины и казино. Я уж не говорю о позорных детских пособиях, которыми государство словно внушало гражданам: «Не надо никаких детей!»

Часто говорят, что нельзя демографические проблемы напрямую увязывать с экономикой и уровнем жизни. В той же Западной Европе люди живут хорошо, а рождаемость низкая. Да, это правда. Есть объективные закономерности, приводящие в постиндустриальном обществе и к кризису семьи, и к преобладанию малодетности. Но мы живем не в Западной Европе, а в России. И то, что сегодня у нас низкая рождаемость, обуславливается в большей степени сугубо материальными причинами и изъянами в политике государства, которые можно и нужно устранять. Это очевидный факт.

В ходе одного из опросов женщин репродуктивного возраста, отрицательно отвечавших на вопрос о желании родить ребенка, спросили: какие главные причины? Первая — неуверенность

в завтрашнем дне, в будущем своего ребенка, вторая — отсутствие жилья, третья — низкие заработки. При этом, что интересно, 67% «отказниц» не исключают изменение своей позиции, если б изменились условия их жизни. Вот вам и «три кита» демографического кризиса!

Азы демографии

Надо отдать должное президенту России В. В.  Путину. Именно благодаря его политической воле начались реальные подвижки к лучшему в этой сфере. По его инициативе были введены родовые сертификаты, «материнский капитал». По его инициативе 2008 год объявлен Годом семьи. Президент, безусловно, понимает всю остроту ситуации. Кстати, очень хорошо и то что называется на профессиональном уровне понимает эту проблему Д. А. Медведев.

С 1992 года впервые за всю тысячелетнюю истории в России начался процесс депопуляции, рождаемость не компенсирует смертность, численность населения ежегодно сокращается на 700 и более тысяч человек в год. Если не предпринимать активных действий, мы можем просто-напросто потерять страну. Сегодня надо мобилизовать все здоровые силы, чтобы этого не произошло. И надо честно объяснять обществу, что именно в депопуляции, низкой рождаемости, кризисе семейных ценностей — угроза N 1 для благополучия и будущего всей нашей страны, всего нашего народа.

Значительная часть нашей бюрократии, на словах поддерживая президента, на деле хотела бы свести все к эдакой «тактике мелких шагов». Бытуют представления, что, если сегодня чуть-чуть поднять ежемесячные пособия по уходу за детьми, а завтра немного увеличить компенсации родителям за дошкольное воспитание, - это и есть семейная политика. Нет, демографический кризис — болезнь очень серьезная, поэтому и лекарства должны выбираться серьезные. Даже «материнский капитал» — мера хорошая, но отнюдь не панацея. Меня настораживает, что вокруг него затевается подчас излишняя шумиха. Давайте уж начистоту: при нынешних ценах на жилье всех средств по «материнскому капиталу» в крупных городах хватит на несколько квадратных метров.

Самое страшное — заболтать проблему, вызвать у людей новые разочарования. Чтобы общество по-настоящему поверило, что семейная политика стала приоритетным направлением, нужны не призывы и полумеры, а кардинальные сдвиги, смена ценностных ориентаций. Прежде всего государство должно четко заявить гражданам, что труд женщины-матери, равно как и мужчины-отца, по воспитанию детей ничуть не менее значим, чем любой другой труд. Что в жизни можно сделать не только профессиональную, но и семейную карьеру. Что это не менее почетно. И показать это надо людям не на словах, а на деле, вплоть до введения семейной зарплаты одному из супругов при условии, если в семье не менее трех детей. Вплоть до установления «демографических» доплат к пенсиям для тех, кто этих детей вырастил законопослушными гражданами.

Почему мы берем за ориентир именно трехдетную семью? Это азы демографии. Для нормального воспроизводства нации надо иметь не менее 2,6 ребенка на семью. У нас сейчас 1,3. Недопустимо мало. Конечно, мы не утописты. И не считаем, что, введя, скажем, «семейную зарплату», сразу сформируем всеобщую установку на многодетность. Все сложнее. Но важно, чтобы государство сформулировало: вот что берется за образец, вот что будет поддерживаться особо.

Прибавление в семье — шаг в бедность?

Нам необходимо перефокусировать весь уклад нашей российской жизни на интересы семьи с несколькими детьми. Нужна просемейная политика во всех сферах. Очень многое требуется переосмыслить. Возьмем реформу ЖКХ. Почему мы свыклись с тем, что оплата ряда жилищно-коммунальных услуг рассчитывается по числу жильцов? Получается, чем больше детей в семье, тем накладнее. Совершенно ясно, что этот принцип «подушной подати» демографически ущербен.

А борьба с бедностью? Государство, занимаясь ею, практически не выделяет такое понятие, как «семейная бедность». Между тем 60 процентов малоимущих как раз и составляют семьи с детьми. А, кроме того, есть огромная масса людей, которые официально малообеспеченными не считаются, но в случае рождения ребенка (а оно увеличивает расходы семьи как минимум на 50 процентов) практически сразу же упадут в социальные низы. Понятно, что пока пополнение семейства будет сопряжено с таким социальным риском, любые демографические программы бесполезны. Бедность будет воспроизводить бедность.

Вот почему сегодня демографическая политика и политика в области доходов - это практически синонимы. Вот почему я и многие мои единомышленники так настаиваем на скорейшем сокращении колоссального разрыва в доходах между бедными и богатыми, перераспределении их цивилизованными налоговыми механизмами. Речь не только о социальной справедливости. Речь уже идет о выживании нации. С такой же меркой мы подходим и ко многим другим вопросам. Когда ставим вопрос о необходимости разработки социальных стандартов потребления, в этом тоже есть демографическая составляющая. Когда мы предлагаем программы массового строительства социального жилья, думаем о миллионах семей, которые вместе с гарантированной жилплощадью получат шанс на продолжение рода. Даже госмонополия на оборот и производство этилового спирта, за которую мы выступаем, на наш взгляд, вписывается в просемейную логику. С помощью госмонополии можно сократить пьянство, а значит, сохранить многие браки, да и просто жизни.

Будут ли дети играть в «дочки-матери»?

У России очень мало времени на раскачку. Все развивается слишком быстро. В ряде регионов уже не хватает рабочих рук и бизнесу приходится завозить бригады специалистов на стройки самолетами. Если продолжать в таком же ключе, проблемы скоро начнут расти как снежный ком.

Я говорил выше, что установка на семью, на рождение детей живет в народе. Но надо иметь в виду, что нынешние 20-30-летние женщины родились до эпохи «дикого рынка». Они в детских садиках в «дочки-матери» играли. А вот нынешние малыши, по наблюдениям психологов, эту исконную для России игру уже иногда и не знают. В магазин играют, в больницу, в покемонов и телепузиков. Но не в «дочки-матери». По результатам исследования, проведенного ГосНИИ семьи и воспитания, лишь четверть нынешних девочек-подростков получают с детства позитивные установки на замужество. Зато почти две трети уже растут маленькими карьеристками, впитывая от взрослых настрой на профессиональную реализацию, а не на деторождение. С мальчишками все еще сложней. Если мы упустим целое поколение, поправить что-то будет невозможно.

По различным прогнозам, если темпы убыли населения сохранятся, к 2050 году в России останется около 100-120 млн жителей. И наши чиновники спокойно вставляют в долгосрочные прогнозы экономического развития страны примерно такие показатели. Как некую данность, которой, вроде никто и не собирается противостоять. Вот такое равнодушие к судьбе своей страны.

На подобное же равнодушие, к сожалению, порой наталкиваются и многие дельные, основанные на авторитетных научных исследованиях предложения по исправлению демографической ситуации. Некоторые из наших оппонентов, толком не разобравшись, спешат заклеймить их: это, мол, популизм. Ну что ж, если то, что мы предлагаем, — популизм, то впору вводить в политический обиход еще один термин — депопулизм. От слова «депопуляция».

Этот самый «депопулизм», это антидемографическое и антисемейное мышление, к сожалению, владеет ныне значительной частью нашей политической, управленческой, деловой и творческой элиты. Корни его — в эгоистических интересах, отчужденности от нужд простых людей, незнании собственной страны. Именно нарастающий отрыв этих слоев от народа становится ныне мощнейшим катализатором депопуляции. Именно через них на общество транслируется индивидуалистическое мировоззрение. Эти деятели, сами прекрасно устроившиеся в жизни, несут в массы свою бездуховность, свою тусовочную псевдокультуру, которая высокую идею продолжения рода подменяет «идеалами» крутых «тачек» и туго набитых кошельков,

Вы посмотрите, что творится на некоторых телеканалах и в некоторых печатных изданиях. Аудиторию бесконечно убеждают, что чуть ли не самое увлекательное в жизни — узнавать об интригах, адюльтерах и разводах всевозможных «звезд» и «звездулек». Людям навязывают проблематику, разлагающе действующую на моральные установки. То приглашают поговорить о том, что целомудрие и семейная верность устарели. То пообсуждать, чем гражданский брак лучше законного. То толкуют о «толерантности» к гомосексуализму или проституции…

Считаю, что общественность должна объединяться и противостоять этому. Нужно добиваться создания общественных советов на телевидении. Надо активнее формировать просемейное общественное мнение, действовать более жестко, вплоть до бойкотирования наиболее одиозных и безнравственных печатных изданий и телепередач.

Крайне необходимо, чтобы государство наконец определилось и сформировало своего рода госзаказ на семейные ценности. Грантами, премиями, налоговыми преференциями надо стимулировать выпуск кинофильмов и телепередач, пропагандирующих материнство и отцовство, произведений литературы и искусства, воспевающих красоту супружества, рождения детей и воспитания их достойными гражданами своей страны.

Хочется надеяться, что именно таким содержанием будет наполнен предстоящий Год семьи. И еще. Пора наконец возвращать в систему российских государственных наград орден «Материнская слава» и звание «Мать-героиня», существовавшие в советское время. Почему, по какой причине их не стало? Что характерно: в Украине эти награды сохранили, в ряде других стран СНГ тоже. Россия, которая культ матери всегда почитала с особой трепетностью, неизвестно зачем отказалась.

Это тоже пример антисемейного мышления, того самого «депопулизма», который надо преодолеть и победить. Необходимо понять раз и навсегда: семья, дети — это не только личное дело отдельных граждан. Семья — один из важнейших устоев государства. Взаимосвязь тут самая непосредственная: крепкая семья - живая и процветающая Россия.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51