Архив

Вопросы жизни и смерти...

Дмитрий Бадовский — заместитель директора НИИ социальных систем, член комиссии Общественной палаты по социально-демографической политике.

— На заседании Совета по приоритетным национальным проектам был поднят вопрос демографии. Главное, что демографическая политика, наконец, появилась. Речь не только о том, что появилась сама Концепция долгосрочной демографической политики до 2025 года как некий документ, хотя он тоже существует, и это важно. Но важнее то, что демографические приоритеты и показатели начали реализовываться. В том числе и в структуре нацпроектов соответствующие задачи достаточно четко были выделены. И первые результаты, о которых сегодня на Совете шла речь — о позитивной динамике рождаемости, о достаточно существенном снижении смертности, прежде всего в группах трудоспособного населения — всё это первые результаты. Есть некоторое повышение продолжительности жизни. И хотя она сейчас, по словам Медведева, растет примерно на год, динамика есть, но это только первые шаги. Хотя они уже сами по себе достаточно существенны.

На сегодняшний день есть первоначальный результат, который, конечно, пока недостаточно устойчив и не слишком велик для того, чтобы говорить как легко решить задачу, о которой говорил Путин — задачу повышения к 2020 году средней продолжительности жизни до 75 лет. Но демографическая политика действительно появилась, появилось осознание того, что для успешного развития должна быть обеспечена демографическая достаточность национального суверенитета.

Понятно, что демографические критерии станут одними из ключевых в ближайшие годы в оценке эффективности работы и органов власти, и социальных отраслей. Те программы, которые уже запущены, прежде всего, в рамках нацпроекта по здравоохранению, по формированию новой системы высокотехнологичной медицинской помощи, ее доступности — все это будет продолжено. Сейчас делаются акценты и на формировании инфраструктуры здорового образа жизни, о чем сегодня тоже достаточно много говорилось на Совете.

Думаю, что какие-то задачи, ранее уже обозначенные, в ближайшее время будут переведены в практическую плоскость. Например, то, что касается формирования национальной индустрии здоровья. Зависимость России от импорта по лекарствам, по эффективным современным медицинским технологиям, препаратам и оборудованию слишком высока. И здесь тоже существует большой объем задач.

Повышения рождаемости происходит во многом благодаря тому, что сформирована система материнского капитала, повышены все соответствующие меры государственной поддержки материнства и детства. Но и здесь много чего еще нужно делать. Например, формирование более полноценной и доступной системы детской медицины, связанной не только с рождением, но и с послеродовым периодом. В систему материнского капитала такое направление, как лечение детей, не включено. Соответственно, государственные задачи по обеспечению качества детской медицинской помощи возрастают.

Конечно, нужно постепенно решать проблему квот на высокотехнологичную медицинскую помощь, поскольку понятно, что иногда очередь для доступа к этим услугам — это вопрос жизни и смерти. С другой стороны — нужно решать проблемы с детскими садами. Поскольку в долгосрочной перспективе ясно, что в некотором смысле задача повышения рождаемости и задача ускоренного роста экономики и выхода России в пятерку экономически развитых стран в какой-то момент могут вступать не то, чтобы в противоречие, но в конкуренцию.

Если мамы будут больше рожать и сидеть дома, то они будут уходить с рынка труда. Поэтому государство рано или поздно должно будет сформировать определенный баланс интересов между демографической политикой и экономическим развитием. Здесь нет острых противоречий, но эти вопросы взаимосвязаны, и должны решаться мерами активной социальной, градостроительной и жилищной политики. Второй блок вопросов, который на сегодняшний день даже более существен, чем повышение рождаемости, это повышение продолжительности и качества жизни и, главное — сокращение количества смертности в трудоспособном возрасте.

Мы входим в период дефицитного рынка труда, количество трудоспособного населения в ближайшее время будет сокращаться, это некие отзвуки предыдущих демографических ям, в том числе последней, 90-х годов. При этих условиях мы скоро войдем в тот период, когда каждые рабочие руки будут на вес золота.

С помощью миграции мы никогда всех проблем не решим. И поэтому сокращение смертности в трудоспособном возрасте от необязательных причин — это ключевая задача. Потому что мы сегодня продолжаем терять 30-40 тысяч человек в год в авариях, до 100 тысяч человек от алкоголизма, до 100 тысяч в год от наркомании. Преждевременная смертность от курения в России порядка 300 тысяч человек в год, непосредственная смертность на производстве, от производственных травм — тысяч 15. Из-за плохих условий труда у нас досрочный выход на пенсию в год порядка 150-180 тысяч. То есть фактически это досрочная трудовая инвалидность.

Решение этих проблем является ключевой задачей на ближайшие годы. Потому что в конечном счете мы, кроме того, что имеем очень высокий уровень инвалидности и досрочного выхода на пенсию, имеем такие потери, до 500 тысяч человек в год, от тех причин, с которыми можно и нужно бороться. То есть, несколько огрубляя, но до того же 2020 года это порядка 6 млн. человек потерь, которых можно было бы избежать. И возникает вопрос: есть ли более важная задача для государства, с учетом тех целей и задач, которые оно перед собой ставит до того же 2020 года, чем спасти 6 млн. жизней сограждан?

Поэтому этот комплекс вопросов является очень существенным. К тому же, с учетом ситуации и задач развития экономики, ситуации на рынке труда, повышения качества жизни и одновременно возможностей людей продолжать работу, не уходить на пенсию досрочно, не получать инвалидность — это очень важные задачи и с точки зрения экономического развития, и с точки зрения задач повышения эффективности пенсионной системы, где тоже есть существенные проблемы.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51