Архив

Что вообще происходит с семьей у нас в стране? Год семьи заканчивается, а семейной политики нет...

Александра Очирова — председатель комиссии Общественной палаты РФ по вопросам социального развития

— Насколько, по Вашему мнению, в Концепции 2020 учтены различные аспекты социальной политики?

— В Общественной палате данная стратегия была представлена министром Минэкономразвития и обсуждалась на пленарном заседании, а члены Общественной палаты вносили свои дополнения. В доработанном варианте Концепции многие положения, которые были предложены членами Общественной палаты, на мой взгляд, не нашли своего отражения.

В четверг (25 сентября) у нас прошло пленарное заседание, организованное нашей комиссией и обозначенное следующим образом: «Социальная безопасность и основы социальной политики», на нем мы вернулись к этому вопросу, в частности, в моём докладе, который был представлен от имени и по поручению членов нашей комиссии, и в выступлениях очень многих моих коллег и представителей общественных организаций.

На мой взгляд, те серьёзные системные вещи, которые были обозначены как приоритеты целеполагания стратегии, которую озвучил Владимир Владимирович на историческом уже заседании Госсовета, требуют очень серьёзных разработок.

Если говорить кратко, то те технологии, которые должны были бы быть разработаны, я сейчас говорю от своего имени, должны быть четко прописаны. А также следовало бы более четко проработать источники ресурсного сопровождения этих тем.

То же, что присутствует в Концепции, при совершенно правильном целеполагании, не всегда имеет свою технологию исполнения. Это является очень большой проблемой, и с начала 90-х годов и депутаты Государственной Думы, и председатели общественных организаций только об этом и говорят.

Поэтому, если быть более конкретной, то я начну с таких серьёзных вещей, которые назывались абсолютно всеми, как проблема социальной дифференциации, существующей в обществе, и дифференциации между регионами, как проблемы, которые вызывают наибольшую обеспокоенность, потому что они связаны с преодолением бедности и даже нищеты и выравниванием социального пространства.

И проблема появления среднего класса, появление которого является одной из самых эффективных технологий преодоления бедности, те цифры, которые были обозначены — 60% — означают, что будет переиначена структура общества, — все это недостаточно прописано.

Ответов на эти очень важные вопросы я лично в Концепции не нашла. Потому что экономический рост эти проблемы не решает. Если мы говорим о том, что частично следствием экономического роста, который обозначился в России, было преодоление бедности, то проблемы дифференциации это не решило, более того, внутри самодостаточных регионов она наоборот обозначилась более остро именно вследствие экономического роста.

Вот, совсем недавно прошло заседание Президиума Совета по реализации национальных приоритетных проектов, и Владимир Владимирович отметил во вступительном слове, что при работе над концепциями, при вынесении их на обсуждение в народ и к специалистам очень большое значение имеет общее положение и методологические подходы, что совершенно верно. На мой взгляд, социальный аспект является не очень сильной частью нашей Концепции.

С другой стороны, очень важно иметь специальные инструменты, они важны как для измерения социальных факторов общественного развития и общественной жизни, так и для того, чтобы быть взятыми за основу при формировании эффективных социальных программ, причём с ориентацией на долгосрочное развитие.

Что было предложено лично мной, когда проходило это обсуждение, так это тема социальных стандартов, тема потребительских бюджетов. Но тема социальных стандартов, понятно, что она многофункциональна, к сожалению, отсутствует в нашем законодательстве.

У нас есть закон, который называется «Закон о техническом регулировании». А закона о социальных стандартах нет. Мы знаем, что в 2003-м году он, после принятия в первом чтении, был отложен. Вместе с тем, без этих стандартов невозможно сделать политику эффективной, прогнозируемой, ответственной, рассчитанной на бюджеты, ответить на все вопросы, потому что стандарты формирования среднего класса, семейной политики — вещи очень серьёзные.

Я не нашла также задач формирования семейной политики. Специалисты знают, что семья как понятие не является субъектом права, потому что даже нет её однозначных определений.

Я уже не говорю о теме социального сиротства, которая нуждается в очень серьёзных изменениях в законодательстве.

Я думаю, что эти вещи очень серьёзные. Мы предлагаем форму эффективной социальной политики. Эта политика должна анализировать не только следствия, но и причины. И технологии, которые мы предложили, как раз отвечают этому, потому что в этом случае мы решаем проблему межбюджетных отношений, тех диспропорций, которые складываются, отвечаем на очень многие вопросы.

Вообще, как будто бы президент не называл эту тему. Я не знаю, сознательно это сделано? Понятно, что очень трудно определить критерии, потому что они разнонаправленные — и образовательные, и имущественные, и другие. Что такое средний класс в России? Когда мы обращаемся к определению, которое существует в других странах, где оно является реальным, в этом определении оговаривается чуть ли не количество зубных щеток, уже не говоря о комнатах, метраже, машинах и так далее. При этом констатируется, что представитель среднего класса имеет, как правило, одного ребёнка. При постановке вопроса демографического порядка такой средний класс нас вряд ли бы устроил, правильно?

И мы предлагаем семейную политику отличать от демографической и социальной политики, поскольку здесь субъектом является семья. Речь идёт о социальном сопровождении семьи, о поддержке семьи, о решении проблем всех, сопровождающих это очень сложное образование и ячейку нашего общества.

Что вообще происходит с семьёй у нас в стране? Год семьи заканчивается, а семейной политики нет. Я думаю, что было бы хорошо привлечь к этому общество, тем более что мы сейчас нашли общий язык с соответствующим профильным комитетом Государственной Думы и организовали две рабочие группы — по семейной политике и по стандартам. И это было очень правильно, т.к. необходимо, чтобы в первую очередь это касалось как раз вопросов детей, семей.

Эксперты гражданского общества предлагают, например, ввести стандарт экономической устойчивости семьи. В Москве были проведены такие исследования, а мы, наша комиссия и моя организация, проводили такие исследования в регионах. Особая статья — это стандарты в сельской местности, в отдалённых районах, потому что это связано с геополитическими проблемами, с проблемами демографическими и т.д.

Потому что хорошо, конечно, совершенствовать стандарты бухгалтерского учёта ликвидности, о которых говорил наш президент Д. А. Медведев на экономическом форуме в Питере, но социальные стандарты не менее важны.

Я хочу сказать, что и Дмитрий Анатольевич и Владимир Владимирович всегда очень положительно относились к этим проблемам. Это задача исполнительной власти и общества, и депутатов — предложить свои варианты стандартов. Уже не говоря о том, что нужно пересмотреть и потребительскую корзину, т.к. она не соответствует реальности и потребностям.

Теперь, что касается пенсионного обеспечения. Этот вопрос сейчас очень остро стоит, потому что существует Государственный пенсионный фонд, существуют негосударственные пенсионные фонды, существует возможность привлечения средств для формирования региональных накопительных систем, и важно, каким образом будет привлечено население к решению проблем пенсионного обеспечения. В данном случае, инновационное поведение граждан — это очень важная составляющая решения всех тех задач, которые были поставлены на заседании Госсовета и для Стратегии 2020.

Замечательно, что появилась Стратегия, появилось целеполагание, что означает, что в управлении может действовать закон доминирования глобальных целей, главный закон управления. Мы теперь знаем, что развитие человеческого капитала — наивысшая цель вместе со сбережением и развитием народа, а это означает, что это самые выгодные вложения. Но для этого необходимо появление социального кодекса. Что мы и предложили, и Общественная палата на пленарном заседании поддержала это предложение.

Есть европейский кодекс социального обеспечения, причём мы могли бы рассмотреть возможности ориентации на него, потому что по некоторым статьям мы достигли этих стандартов. Есть Социальная Хартия Европы, которую мы подписали, но не ратифицировали. И с учётом имиджа нашей страны, с учётом того, что решение социальных проблем внутри страны является одним из главных показателей продвижения её имиджа и конкурентоспособности как нации, следует рассматривать решение этой проблемы. Я думаю, что на это нужно обратить особое внимание и сделать так, чтобы в концепции были и методологические подходы, и общие положения, раскрывающие те стратегические цели, которые поставлены перед нами.

При отсутствии таких важных технологий и инструментов, которые я обозначила, на мой взгляд, эффективную политику сделать невозможно. Сейчас не минимальные социальные стандарты, а стандарты качества жизни должны быть положены в основу формирования социальной политики.

— Окончательный вариант предложений Общественной палаты уже передан разработчикам стратегии?

— Нет, ещё идут доработки. Мы надеемся, что к нашим предложениям прислушаются. Также нами вносилось множество «косметических» поправок. Я не удовлетворена тем, как решаются проблемы, касающиеся социальной дифференциации, создания таких технологий, которые бы эту тему решали в регионах и сформировали бы эффективную региональную политику.

И, конечно, нужно привлекать общество, научное сообщество в значительной степени, более серьёзно, чем это делается.

— А чем можно объяснить, почему такие важные вопросы упущены?

— Знаете, что произошло, — произошло непонимание, как мне кажется, такой серьёзной парадигмы, императива, который должен присутствовать в отношении поворота социальной политики. Социальная политика в течение длительного времени финансировалась по остаточному принципу. А сейчас, как во многих продвинутых странах, особенно в странах северной Европы, изменились принципы.

Я считаю, что социальной политике вообще должен отдаваться приоритет в связи с нерешенностью социальных проблем у нас в стране. И необходимы принципы равенства в концептуальных подходах, в расчётах, а вот этого как раз и нет. Непонятно, кто это разрабатывал.

— А что делать? Собирать опять круглые столы, продолжать дискутировать?

— Я думаю, что нужно делать то, что делал Дмитрий Анатольевич Медведев и Владимир Владимирович Путин: когда у них была возможность, они слушали общество. Потому что социальная политика — это политика, которая сориентирована на общество, и без нее выстраивать никаких схем нельзя, они будут мертворожденными и неэффективными. Потому что можно предлагать гениальные темы, у нас такие вещи в истории были, мы кого-то догоняли и перегоняли и строили какие-то общества, но для того, чтобы достичь эффективности в исполнении и в предварительных расчетах, нужно все-таки ориентироваться на потребности общества, на его видение своей жизни, и выстраивать под это определенные направления социальной политики.

Да, надо признать свои ошибки, сейчас в Стратегии этого нет, и понятно, что без этого мы не выстроим эффективную социальную политику и не решим задачу. Давайте начнем с социальных задач, которые должны присутствовать. И это отговорки, когда говорят, что народ этого не понимает. Народ это прекрасно понимает, как показывает практика.

С другой стороны, говорят, что на это у нас нет денег. У нас на это деньги есть, тем более что это будущая экономия, стратегическая экономия средств и затратных статей именно на формирование человеческого капитала. Это самое эффективное, что можно сделать, на мой взгляд.

— Уже известно, когда будет очередное обсуждение этой концепции?

— Хотелось бы, чтобы такие документы обсуждались в обществе, а не только в министерствах. Потому что общество является базовым элементом, ради чего это делается. Но, вместе с тем, оно ещё обладает и научными знаниями, и опережающим сознанием. В обществе происходит формирование мотивации. И именно в обществе происходит решение очень сложной проблемы идентичности граждан со своей страной. Не по каждому вопросу нашей социальной политики должен президент или премьер встречаться с обществом, у них времени не хватит, но, когда речь идет о Концепции развития, это важно. Социальная составляющая — это и основа нашей мощи, и основа нашей внутренней политики, и основа нашего имиджа.

И про кадровую политику я бы хотела сказать. Конечно, хорошо формировать резервы, но в стране отсутствует эффективная кадровая политика. Поэтому я предложила сделать эту проблему предметом одного из слушаний Общественной палаты, предметом пленарного заседания.

— Рабочие группы Комитета Госдумы и Комиссии Общественной палаты по социальной и демографической политике — это просто текущие рабочие группы?

— Эти группы сформированы вместе с гражданским обществом. Мы здесь продемонстрировали опережающие шаги, потому что по закону мы должны брать на экспертизу законопроект, который обсуждается в Думе. Но, поскольку мы единомышленники, мы имеем возможность уже при разработке законопроекта заложить важнейшие составляющие и их заранее обсудить. Уже где-то пять-шесть парламентских слушаний было только на площадках Государственной Думы.

Вот, недавно обсудили Концепцию духовно-нравственного развития, что тоже является проблемой национальной безопасности. Во всех странах это понимается, придается этому очень большое значение. Мы сделали специальный доклад на этом заседании. Духовно-нравственное развитие имеет непосредственное отношение к индексу человеческого развития, что связано непосредственно с воспроизводством поколений и с качеством человеческого капитала, с качеством населения, с проблемами молодежи.

По нашему предложению мы совместно с Центральным федеральным округом и Моссоветом рассмотрели эту концепцию, сейчас её дорабатываем, и 12 законопроектов будет сопровождать эту концепцию, в том числе такие законопроекты, как законопроект о вреде алкоголизма и т.д.


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03