Архив

Гей-парадом по многодетности!

Почему нет? Мы — за! А «патамушта» всё, что разрешено законом, будет разрешено в любой точке времени-пространства необъятной России. Мало ли кто против — закон не запрещает, значит и мы все за. Хоть в Кирове, хоть в деревне Зачатьевка. Кто не с нами — тот против нас. Любопытно, а как закон относится к пропаганде вымирания собственного народа? К пропаганде бездетности? К пропаганде «гори оно все пропадом!»?

Или бездетность (вымирание) будем искоренять по методу некоего г-на К. Свитнева:

«В России 2 млн. одиноких мужчин, у которых попраны права на отцовство. В это число в основном входят люди нетрадиционной ориентации. Госдума должна ради их блага должна принять закон о суррогатном материнстве. Следует широко практиковать искусственное оплодотворение женщин спермой одиноких мужчин с последующей передачей новорождённых этим мужчинам».

Заодно возродим семейные ценности и создадим новые традиции. Не за горами день, когда лозунги: «Повысим удои спермы и поголовье женских особей!» станут популярными и востребованными на каждом углу.

Можно очень долго рассуждать о том, насколько гомосексуализм естественен, какие гены за что отвечают и почему животные до сих пор так и не перешли к прогрессивному способу размножения и существования, но для начала стоит вернуться к истории начала 70-х, когда сие «естественное» влечение было исключено на святой американской земле из разряда психических заболеваний и извращений.

Конечно, заболевание заболеванию рознь, как и разные для всех степени «извращения». Кто спорит. Ну, с диабетом люди работают не покладая рук, ну с язвой, с гастритом, а уж депрессивных и невротиков, особенно в мегаполисе — на каждом углу. Однако депрессия или невроз, или истерия не считаются нормальным состояние человеческой психики и требуют коррекции.

Собственно оценивать это прогрессивное новшество — гомосексуализм — стоит в контексте развития послевоенного постиндустриального общества. В 60-е годы много чего появилось и много чего открылось человеку. Тем более, что всемерное удовлетворение потребностей свободных индивидов становится стратегией развития цивилизованных стран.

И как результат победоносного шествия общества потребления — рождаемость шаг за шагом начала падать во всех развитых странах. Во всех.

И СССР не отставал и принимал специальные постановления (1981 г.) о том, что не надо поощрять трехдетные семьи, — лучше направить внимание людей на всемерное удовлетворение «духовных» потребностей.

А советский теоретик демографии А. Вишневский и сейчас на плаву и клеймит позором противников свободы индивидуальности:

«Снижение населения отдельно для России плохо, для Германии — плохо. Но для мира в целом хорошо. Нельзя свои эгоистические чувства ставить выше интересов жизни на Земле».

Достигнем «золотого миллиарда» — и слава богу!

Так что, собственного, не в оттенках гомосексуальности дело, и не в упадке нравов и так далее. Дело в стратегии цивилизованного развития — человек, как родовое существо, — пережиток прошлого.

Если до второй мировой войны народ грезил поворотами рек и другой гигантоманией повсеместно, то после войны перешел к гигантским поворотам собственной природы. Структура ДНК — раскрыта, в космос летим, крионика — под рукой, феминизм, сексуальная революция — даешь поголовное бессмертие уже к началу нового тысячелетия! Ну и при чем здесь те или не те нравы? Хотите размножаться — размножайтесь, только под руку с детьми не лезьте.

Оно, конечно, так. Свободный человек, реализующий свои любые потребности — вершина социального мироздания. С тем и носится культура уже не одно столетие, воспевает то его сознание, то его бессознательное, но, главное — человек, его свободная воля и не менее свободные стремления.

Чем Россия хуже? И у нас, слава богу, есть специалисты, которые считают нынешнюю низкую рождаемость «неотъемлемым атрибутом современной европейской семьи, признаком высокой культуры и высокого уровня жизни».

А, собственно, насколько человек свободен? И откуда он взялся, такой свободный? Всё оттуда, — из дремучего рода, и свое родовое существо запросто свободно разменял на свободное и беспредельное развитие. Заодно и превратил существо это в «ячейку» — семью.

Правовые отношения со всеми, даже с собственными детьми — основа основ.

Единственное, что теперь блюдется свято: права человека и его капризы, т. е. желания. Решил, что гомосексуализм — естественен, значит, так тому и быть. Или гомосексуальное? Кто ж его теперь разберет. Может, и в педофилии ничего неестественного нет.

Вот и остается единственное для всех развитых стран: разве что посетовать на нравы или защищать своих детей — пережиток прошлого — от пропаганды вымирания, от пропаганды самоуничтожения.

В самом деле, разве человек животное? Разве рожден он для того, чтобы любить, воспитывать потомство, радоваться земному бессмертию своему — внукам? Нет. Что ж это, кролик что ли человек? Нет, нет и ещё раз нет.

Только судя по динамике старения обществ во всех развитых странах, по динамике развития депрессии и уровня самоубийств в тех же странах, по динамике развития бесплодия, распаду семей, по динамике развития психологических проблем взаимоотношений между мужчинами и женщинами, в разряд психических заболеваний, требующих коррекции, стоит внести «свободную индивидуальность».

Или найти, наконец, основания после всех деконструкций и «смертей» действовать как люди, — любящие, страдающие, рождающие, воспитывающие пусть и совершенно неестественным для нашего века способом. Черт с ним!

Но только не подражать несчастным животным из цивилизованных зоопарков или людям, находящимся в местах лишения свободы.


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03