Архив

Секс-импульс Москвы
Государственные мужи и ученые в лице статистиков и демографов с периодичностью два-три раза в год задумываются над вопросом: «Как предотвратить демографическую катастрофу России?» Плодом их очередных тяжких раздумий о судьбах родины стал проект Демографической доктрины России и набор первоочередных мер по ее реализации. Начали, разумеется, с Москвы, поскольку ни один город в России так хорошо не живет и так плохо не размножается. «Делать деньги в Москве умеют лучше, чем детей» — к такому выводу пришли начальник Управления статистики населения Федеральной службы государственной статистики Ирина Збарская, замначальника Управления координации экономической политики правительства Москвы Сергей Смидович и демограф Игнат Даниленко, представлявшие прессе очередную концепцию размножения и — соответственно — спасения Москвы и нации.


От чего лечили, от того и помер...

Современная Москва входит в десятку крупнейших городов мира, население которых превышает 10 млн. человек (сегодня здесь постоянных жителей в 2,2 раза больше, чем в Петербурге). Тем не менее у города есть свои (пока неразрешимые) демографические проблемы. Например, средняя продолжительность жизни. Для женщин она составила 74 года, а для мужчин — всего 64 года. Но чем выше уровень социально-экономического развития страны, тем меньше разница между продолжительностью жизни мужчин и женщин. В развитых странах она составляет 4—6 лет, а у нас— все 10. К тому же в нашей столице каждый пятый — пожилой человек, а на долю детей и подростков приходится менее 16%. Таким образом, даже простого замещения поколений в мегаполисе не происходит.

А тут еще сверхвысокая смертность трудоспособного населения (особенно мужчин), перегруженного стрессами на работе, несчастными случаями и некачественным спиртным. Но московская смертность всероссийской — рознь. Здесь есть три принципиальных отличия. Москва имеет более низкий (в 1,4—1,5 раза) уровень смертности от травм. Но вот медиков столицы профессионалами высокого класса не назовешь: в столице повышенный уровень смертности от неточных диагнозов — в 2,2—2,6 раза выше, чем по всей стране. Оправдывает наших эскулапов лишь то, что в Москве от инфекций погибает значительно меньше людей, чем в целом по стране.


Все в койку!

В Москве умеют работать: здесь живут 7 млн. трудоспособных граждан. Они создают такой ВВП, что лишь немногим уступает ВВП Украины с населением 47,8 млн. Но, очевидно, истощаясь и утомляясь на работе, москвичи не стремятся к активному размножению. Это очень беспокоит нашего мэра, который, узнав, что в прошлом году число умерших (131,3 тыс. человек) превысило число родившихся (92,4 тыс.), подписал постановление правительства Москвы «О Концепции демографического развития города». Среди основных задач эпохального документа значатся: переориентация системы ценностей граждан на юридически оформленную семью (скажем твердое «нет» гражданским бракам!) и формирование гражданской, подлинно патриотической позиции в отношении размножения — «рожай, а то проиграешь!» Авторы концепции уверены: выход есть. Во-первых, надо воззвать к патриотическим чувствам заевшихся жителей столицы. Во-вторых, припугнуть, что вскорости китайский Восток подступит к МКАД. В-третьих, напомнить, что через год-другой в населении Москвы каждый третий будет пожилым человеком. И уж тогда жители нашего города тут же побросают свой бизнес и производство, побегут домой, закроются в спальнях и...

...Ничего не произойдет. Результат всех таких концепций — пшик, причем полный и совсем «неэротичный». Практика показывает: чем лучше народ живет, тем неохотнее он размножается. Это не закон природы, а закон жизни, который подтверждается печальным демографическим опытом куда более благополучных европейских стран. Единственное исключение из всех развитых стран — США, где рост благосостояния идет нога в ногу с ростом рождаемости. Другое дело, что рождаемость там выше у так называемых испаноязычных или темнокожих граждан. Впрочем, и у белых тоже два-четыре ребенка в семье — норма, а не исключение.


Моя твоя не понимай...

Если кто думает, что нас спасет миграция, то этого не будет. Еще в прошлом году она компенсировала всего 10% естественной убыли населения. В этом году — и того меньше. Да и по словам демографов, миграция никоим образом не улучшает «качество антропологического ресурса»: уезжают-то от нас самые лучшие, а въезжают в страну... не самые привлекательные с точки зрения продолжения рода «экземпляры».

А если говорить серьезно, сегодня происходят опасные сдвиги в этнической структуре населения Москвы. С 1989 по 2002 год доля русских сократилась с 89,7% до 84,8%. Значительно возросла в населении города доля народов Северного Кавказа: с 0,2% до 0,5%, Закавказья — с 1% до 2,8%, Центральной Азии — с 0,3% до 0,8%. Но особенно бьет рекорды рост численности корейцев — в 2,3 раза; армян и грузин — в 2,8 раза; арабов — в 2,9 раза; азербайджанцев — в 4,6 раза; молдаван — в 5,2 раза; ингушей — в 5,9 раза; чеченцев — в 6,9 раза; таджиков — в 12,2 раза; вьетнамцев — в 14,1 раза. А китайцев — в 35 раз... Речь идет о постоянном населении мегаполиса, куда не входят трудовые мигранты. На этом фоне в Москве значительно сократилась численность представителей прибалтийских народов, евреев, поляков, белорусов, чехов. То есть в ближайшее время городу грозят не только этнические, но и этно-культурные изменения.


Если завтра война?

Тем не менее, по данным правительства Москвы, не все в нашем королевстве так плохо. Есть, например, в столице районы, где рождаемость постоянно растет. Это Митино, Братеево, Алтуфьево и Новокосино. Но, как заявил присутствовавший на презентации военный демограф, «чтобы наше население не было смыто цунами южных народов, в каждой московской семье должно быть минимум по три ребенка». Военный демограф не может не знать: самый значительный всплеск рождаемости в СССР был в 1943 году. «Благодаря» Великой Отечественной. А больше никакими страшилками народ размножаться не заставишь.

Сегодня отцы города задумываются даже над административными мерами в решении столь наболевшего вопроса. Какими — пока секрет. Можно только догадываться, что предложат москвичкам ради поддержания на должном уровне столичной популяции. Одно скажем точно: деньги — вряд ли.

Наиболее трезво на концепцию московского размножения смотрит наш главный статистик Ирина Збарская. Она призналась: «Я пока не вижу рычагов, которые бы заставили каждую семью иметь троих детей. Вряд ли этот вопрос можно решить только увеличением пособий. Раньше русские женщины рожали по многу детей, чтобы кто-то ухаживал и обеспечивал их в старости. Сейчас необходимость в этом отпала: в Москве неплохо работают социальные службы, пенсии вовремя выплачивают. А потом женщина ушла на производство. Вернуть ее оттуда в дом, к плите, на кухню достаточно сложно...»

Мужчины смотрят на проблему выживания столицы с большим оптимизмом. Например, член правительства столицы Сергей Смидович так прямо и сказал: «От Москвы должны исходить не только экономические, но и демографические (читай — сексуальные?) импульсы!» Все так. Но открытым остается вопрос: кому мы эти самые импульсы будем посылать? Восток к нам и сам придет, а Запад к нам «на огонек» просто так не заманишь... 

Дата публикации: 2005-09-29 00:02:09