Архив

Повышение рождаемости — проблема решаемая. Просто надо ее решать...

Владимир Махнач (1948—2009) — историк, педагог, православный публицист, профессор кафедры мировой политики Высшей школы экономики

In memoriam...

Мне совершенно непонятно прежде всего, почему нам неоткуда взять недостающее население, кроме как из числа мигрантов, гастарбайтеров?

Во-первых, есть одно определенное замечание, как раз касающееся гастарбайтеров. Когда французы ввозили алжирцев, они предполагали, что те поделают черную работу, потом уедут обратно, увезя солидную для арабских миров заработанную сумму. А те уезжать не захотели. Французы приняли самоубийственное решение 1976 года, я имею в виду закон о воссоединении семей, и теперь у них арабы не работают — только машины жгут. Только что началась вторая волна сожжения машин.

Поэтому я не имею никаких претензий к тому, что ввозят кули, как называлось это в XIX — в начале XX века. Потому что, как выяснилось ещё в XIX веке, и это подметил один немецкий историк, — китайцы что называется «прилипают», и их очень трудно оторвать от того места, где они приросли.

Поэтому везде были законодательные и полицейские меры в отношении кули: отработал, исправно получил по договору, сколько тебе положено — серебряный мост свободен!

Завозить — пожалуйста, только ни в коем случае, ни при каких обстоятельствах не предоставлять гражданство!

Попробуйте получить гражданство в упоминавшейся Швеции. Его получить там практически невозможно. Если наша девица выйдет замуж за шведа, то она получит ограниченные гражданские права. Если разведется с ним, её выдворят из Швеции.

В Японии, перенаселенной на этих скалах крошечных, на островах, была недавно сенсация, когда чемпион страны по национальной борьбе сумо получил гражданство. А он не японец, он гаваец. Так об этом писали все газеты, все телекомпании — гражданство дали. Но он национальный герой. Это не значит, что и второй гаваец получит японское гражданство.

Это одна сторона дела. Вторая, с ней же связанная. Величайший француз XX столетия Шарль де Голль решил проблему рождаемости, но эти нормы перестали выполняться в президентство Помпиду де-факто, а в президентство Миттерана де-юре.

Де Голль просто ввел прогрессивное налогообложение, то, что у нас когда-то называлось бездетным налогом. Только у нас он не работал, а у них работал. Потому что совершеннолетний француз платил высокий бездетный налог, который снижался, кажется, вдвое в случае появления одного ребенка, и ликвидировался, исчезал при появлении двух, а начиная с третьего ребенка прогрессивно возрастали дотации.

Он во многих отношениях велик, но в этом, может быть, особенно велик: он заставил бездетных оплачивать детей многодетных. Молодец, генерал! Чувствуется генеральская воля. Французы выровняли тогда скользящую, падающую демографическую кривую...

 

Причем у нас есть возможность использовать в поддержку государственной политики общественные ресурсы. А самое главное, можно использовать колоссальный церковный ресурс, потому что это такое начинание правительства, которое наша церковь будет поддерживать всем своим потенциалом. Он немаленький.

И это единственное, в чем сейчас церковь будет поддерживать правительство. Правительство-то обижается, что церковь не поддерживает, а церковь не желает поддерживать, потому что нечего, с православной точки зрения, поддерживать в нынешнем режиме. А это поддерживать будут. Так что это решаемый вопрос...

 

Не надо забывать, что экстраполяцию делали независимо друг от друга. Вряд ли знали выкладки друг друга. На 60-е годы XX века экстраполяцию роста численности Российской империи делали французы. На рубеж веков делал Дмитрий Иванович Менделеев. И те, и другие цифры сходятся: приблизительно полмиллиарда.

Мой коллега Марочкин позволяет себе не соглашаться с Менделеевым, потому что Менделеев не мог предвидеть появления банального пенициллина, т. е. снижения младенческой смертности. Это произошло только с эпохой антибиотиков. Никак на рубеже XIX–XX веков не могли предсказать этого. Так что, возможно, должно было бы быть 600–650 млн., из которых примерно 500 млн. составляли бы русские. Очень неплохой демографический, этнический баланс, этнокультурный. Так это все реально.

Когда эти выкладки я излагал при высоком правительственном чиновнике г-не Кириенко, он слушал с интересом и переспрашивал, и не возразил. Он спросил, сколько понадобится времени. Я говорю: столетие, примерно век для того, чтобы достичь полумиллиарда. Это реальность. Тем более, что это я вижу как человек, преподающий четвертый десяток лет.

Я не демограф, не статистик, не социолог. Я историк, но через меня прошло 9 тыс. слушателей, в основном это студенты. И что примечательно?

Что у людей моего поколения кругом один единственный ребенок. Этот один единственный ребенок вне зависимости от пола сейчас имеет минимум двух детей. У нас растет рождаемость. Она не достигла ещё баланса. 23 ребенка на 10 пар — такого пока ещё нет, но она растет. Не поддерживаемая законодательно, не поддерживаемая широкой общественной идеологической программой.

С моей точки зрения, эта проблема решаемая. Просто надо её решать…


Дата публикации: 2010-02-01 01:45:03