Архив

Демографическая политика
Максаковский Владимир Павлович — географ, страновед, доктор географических наук, профессор, академик Российской академии образования

Демографическая политика — это целенаправленная деятельность государственных органов и иных социальных институтов в сфере регулирования воспроизводства населения, призванная сохранить или изменить тенденции динамики его численности и структуры. Иными словами, это политика, воздействующая на процессы рождаемости, брачности, разводимости, смертности, на возрастную структуру населения. 

В широком смысле демографическую политику иногда отождествляют с политикой в области народонаселения, а в узком, более принятом, рассматривают как одну из ее составляющих. Она тесно связана с социальной и экономической политикой, но тем не менее имеет свои особенности. В качестве объекта такой политики могут выступать страны, отдельные их районы, а также отдельные группы (когорты) населения.

Демографическая политика обычно основывается на комплексе различных мер: экономических, административно-правовых, воспитательных и пропагандистских. 

К числу экономических мер, направленных на стимулирование рождаемости, относятся оплачиваемые отпуска и различные пособия при рождении детей, пособия на детей в зависимости от их количества, возраста и состава семьи — по прогрессивной шкале, различные ссуды, кредиты, налоговые и жилищные льготы и т. д. На снижение рождаемости направлены меры, создающие преимущества для малодетных семей. 

Административно-правовые меры включают законодательные акты, регулирующие возраст вступления в брак, разводимость, отношение к абортам и применению контрацептивов, имущественное положение матери и детей в случае распада семьи, режим труда работающих женщин и др. 

Воспитательные и пропагандистские меры направлены на формирование общественного мнения, норм и стандартов демографического поведения, определение отношения к религиозным и другим традициям и обычаям воспроизводства населения и политике планирования семьи (внутрисемейное регулирование деторождения), к половому воспитанию и образованию молодежи и др.

 

История демографической политики восходит к временам глубокой древности. Она нашла отражение во многих правовых и законодательных актах древности, особенно в случаях перенаселения стран или, напротив, больших людских потерь (хотя религиозно-этические доктрины почти всегда имели большее значение, чем подобные акты). 

В средние века, в условиях повышенной смертности из-за войн и эпидемий, некоторые демографические меры, большей частью стихийные, были направлены на сохранение высокого уровня рождаемости. В новое время первой страной, где демографическая политика, стимулировавшая рождаемость, получила вполне отчетливое оформление, была Франция. Затем такую политику стали проводить некоторые другие страны Европы. В последующем ее отчасти сменила политика, направленная на сдерживание темпов прироста населения. 

Такая же смена приоритетов — в зависимости от фазы демографического перехода — была характерна и для новейшего времени. Но при всем этом нельзя не согласиться с известным демографом А. Я. Квашой, по мнению которого, в целом история демографической политики свидетельствует о том, что она была довольно слабым инструментом и не могла существенно влиять на воспроизводство населения.

Наибольшее развитие и распространение демографическая политика получила во второй половине ХХ в., что объясняется, с одной стороны, наступлением демографического взрыва, а с другой — демографического кризиса. Многие политики и ученые увидели в ней едва ли не главное средство сдерживания роста населения в первом и его ускорения — во втором случае.

Неудивительно, что очень много внимания этим вопросам уделила и Организация Объединенных Наций. Под ее эгидой состоялись Всемирные конференции по народонаселению: в 1954 г. (Рим), в 1965 г. (Белград), в 1974 г. (Бухарест), в 1984 г. (Мехико), в 1994 г. (Каир). В 1967 г. был образован Фонд ООН по поощрению деятельности в области народонаселения (ЮНФПА). С 60-х годов ООН проводит систематические опросы правительств по проблемам политики в области народонаселения. Их обсуждают также на сессиях Генеральной Ассамблеи ООН. В 1992 г. они вошли в повестку Всемирной конференции по окружающей среде и развитию. Из отдельных документов особое значение имеет принятый в Бухаресте в 1974 г. «Всемирный план действий в области народонаселения», содержащий много конкретных рекомендаций по осуществлению демографической политики. Затем на конференциях в Мехико и в особенности в Каире он получил дальнейшее развитие с включением ряда принципиальных изменений.

Однако для того чтобы сделать демографическую политику по-настоящему эффективной и действенной, всех этих постановлений было недостаточно. Необходимы были и новые средства ее осуществления. 

Первый большой прорыв в этой области произошел на рубеже 50-х и 60-х годов, когда удалось получить комбинированные контрацептивные средства для внутреннего употребления — гормональные таблетки, пилюли и другие средства, которые постепенно все более усовершенствовали. Все это привело к тому, что в 60-х гг. в мире произошла настоящая сексуальная революция. Здесь уместно вспомнить слова американского писателя Эптона Синклера о том, что «контроль над рождаемостью является высшим достижением человеческого разума, равноценным открытию огня и изобретению печатания».

Сексуальная революция вызвала к жизни острейшие противоречия во взглядах и соответственно полемику и борьбу мнений. В первую очередь, пожалуй, они коснулись отношения к абортам. 

В христианском мире против искусственного прерывания беременности категорически выступила католическая церковь. Еще в 1987 г. Ватикан издал специальную «Инструкцию» по этому поводу, а на Каирской конференции 1994 г. снова высказался столь же резко. Против абортов и вообще планирования семьи выступает и большинство мусульманских стран. В протестантских и православных странах отношение к ним гораздо терпимее.

Всего же в мире ежегодно совершается примерно 60 млн абортов.

Сведения о распространении демографической политики в современном мире не всегда бывают сопоставимыми. 

Так, по одним данным, в развитых странах к различным формам контроля рождаемости прибегают около 70% женщин репродуктивного возраста, в развивающихся — 50%. По другим данным, более или менее активную демографическую политику проводят примерно в половине всех стран мира. По третьим, только с 1970 по 1993 г. число супружеских пар в развивающихся странах, использовавших различные формы планирования семьи, увеличилось в 10 раз (с 40 млн до 400 млн), а число самих этих стран возросло до 130. По четвертым, количество участников планирования семьи к 2000 г. в Восточной и Юго-Восточной Азии превысило уже 300 млн, в Южной Азии — 100 млн, в Латинской Америке — 75 млн семей. 

Как видим, трудно определить, в какой мере эти сведения соответствуют или противоречат друг другу; но в целом они свидетельствуют о том, что распространение демографической политики приобретает все больший размах.

В зависимости от демографической обстановки демографическая политика обычно преследует одну из двух главных целей.

В развивающихся странах, еще находящихся на стадии демографического взрыва, основная цель демографической политики заключается в снижении коэффициентов рождаемости и естественного прироста населения. Рождаемость уменьшается в результате популяризации и распространения контрацептивов, санитарного просвещения, консультирования по вопросам планирования семьи, пропаганды преимуществ малодетной семьи, а также стимулирования малодетности при помощи разного рода экономических и административных мер. Некоторые страны в качестве одной из таких мер не только допускают, но и всячески приветствуют добровольную стерилизацию мужчин и женщин.

Наиболее яркий пример осуществления демографической политики являют собой развивающиеся страны Азии. Там она охватывает подавляющее большинство жителей. В первую очередь это относится к странам с самой большой численностью населения — Китаю, Индии, а также к Индонезии, Пакистану, Бангладеш, Малайзии, Таиланду, Филиппинам. Довольно активную демографическую политику проводят также в странах Латинской Америки, некоторых странах Северной Африки. Однако в остальных частях развивающегося мира, в особенности в мусульманских странах, она пока еще получила незначительное распространение.

Об этом можно судить, в частности, по применению средств контрацепции. Согласно статистике ООН, средний показатель применения контрацептивов для всех развивающихся стран немногим превышает ½ (речь идет о количестве применяющих контрацептивы семей), а для наименее развитых — 1/5. Впереди по этому показателю находится Китай (почти 85%). В Таиланде, Вьетнаме и Шри-Ланке он достигает 65–75%, в Малайзии и Индии — 50–60%, в большинстве стран Латинской Америки — 50–75%. На другом полюсе находятся страны Западной и Центральной Африки и некоторые страны Юго-Западной Азии, где доля таких семей обычно не превышает 10%; в Афганистане она составляет всего 2%, а в Йемене — 7%.

В качестве одной из действенных мер демографической политики многие развивающиеся страны осуществляют законодательное повышение возраста вступления в брак. Например, в Китае он был повышен до 22 лет для мужчин и 20 лет для женщин, в Индии — соответственно до 21 года и 18 лет. В действительности же наблюдается еще большее «старение» брака, которое объясняется тем, что значительная часть молодых людей стремится прежде получить образование, а затем пройти профессиональную подготовку, часто совмещая ее с трудовой деятельностью. Еще 15–20 лет назад средний возраст невест в развивающихся странах составлял 16–18 лет, а к началу XXI в. даже в Африке он стал превосходить 20 лет, в Азии же и особенно в Латинской Америке «постарел» еще больше.

Среди стран Азии, Африки и Латинской Америки есть десятки очень небольших по численности населения, а зачастую просто карликовых государств, демографическая политика в которых (если ее проводят) направлена в первую очередь не на снижение, а на увеличение естественного прироста населения.

В большинстве экономически развитых стран, вступивших в полосу демографического кризиса, осуществляют демографическую политику, преследующую цель повышения коэффициентов рождаемости и естественного прироста. В первую очередь это относится к странам Европы.

Особенно активную демографическую политику до конца 80-х гг. проводили страны Восточной Европы. К числу основных ее мер относились: единовременные ссуды молодоженам, пособия в связи с рождением каждого ребенка — по прогрессивно возрастающей шкале, ежемесячные пособия на детей, длительные отпуска по беременности и родам, преимущественное право на приобретение квартиры, на устройство детей в детские учреждения. 

В странах Западной Европы система мер демографической политики в общем сходная, хотя, конечно, различается размерами разного рода выплат и других льгот. Например, единовременные пособия при рождении ребенка в ФРГ в начале 90-х гг. составляли 100 марок, в Великобритании — 25 фунтов стерлингов, во Франции — 2600 франков, в Испании — 3000 песет. 

Ежемесячные пособия выплачивали в ФРГ в размере 50 марок на первого ребенка, 100 марок на второго, 200 марок на третьего и каждого последующего, в Нидерландах от 90 гульденов на первого до 215 гульденов на восьмого ребенка. Во Франции подобные ежемесячные пособия возрастают с 500 франков на двух детей до 3000 франков на шестерых детей, причем их выплачивают до достижения детьми 16 лет. В Швеции отпуск по беременности и родам составляет 32 недели и оплачивается из расчета 90% заработной платы.

Демографы считают, что политику поощрения рождаемости и естественного прироста наиболее активно проводят Франция и Швеция.

Ныне средний возраст вступления в брак в Европе составляет 26,4 года для мужчин и 23,4 года для женщин. В Италии, Швейцарии, Швеции для мужчин он превышает 27, а в Германии даже 28 лет. Для женщин во Франции и Швеции он превышает 24, а в Германии, Швейцарии и Дании — 25 лет.

В США государственная демографическая политика в обычной ее трактовке фактически почти отсутствует. Гражданам в этой сфере предоставлена полная свобода выбора. Помощь семье оказывают, как правило, косвенную, в форме разных налоговых льгот. В США, на родине сексуальной революции 60-х годов, особенно широкое распространение получили различные виды контрацептивов.

Однако «реабилитация» секса повлекла за собой такие бурные дискуссии, которые буквально раскололи общество на враждующие группировки. В первую очередь это относится к спору о запрете или легализации абортов, которые в США то запрещались, то разрешались — в зависимости от соотношения сил либералов и консерваторов.

В России, когда она была в составе Советского Союза, демографическая политика сводилась в основном к поощрению многодетности и осуществлению комплекса мер, обеспечивавших материальное и моральное стимулирование семьи. В конце 80-х годов, когда началось падение рождаемости и естественного прироста, эти меры были усилены и дополнены рядом новых мер по защите семей с детьми в связи с трудностями перехода к рынку. 

В новой, независимой, России разразился настоящий демографический кризис и началась довольно быстрая убыль населения. Одной из причин и одновременно одним из следствий этого кризиса стало увеличение числа абортов, по общему количеству которых (3,5–4 млн в год в первой половине, 2,5 млн во второй половине 90-х годов) Россия занимает внеконкурентное первое место в мире. По числу абортов из расчета на 1000 женщин в фертильном возрасте (100) и на каждые 100 рождений (200) она также входит в число первых стран. 

России необходима более последовательная, четкая и научно обоснованная демографическая политика, которая позволила бы ей хотя бы возвратиться к простому воспроизводству населения. 

Именно такая Концепция программы действий по выводу Российской Федерации из демографического кризиса была подготовлена в конце 90-х годов. Эта концепция рассчитана на срок до 2015 г.


Дата публикации: 2006-02-01 00:23:10