Архив

Степан Сулакшин: «Концепция демографической политики, заявленные и реализуемые меры — малосостоятельны»

Из интервью с генеральным директором Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования, доктором физико-математических наук, доктором политических наук Степаном Сулакшиным.

— В условиях демографической катастрофы государство объявило о поддержке рождаемости, установило «материнский капитал». С чем связано падение рождаемости? Как эффективны меры, предлагаемые в качестве панацеи?

— Власть часто акцентирует свое внимание к проблемам так: «Нужно, чтобы все было хорошо». Такой тост за все хорошее, но при этом не говорит, что нужно сделать, почему, и в чем причина негативного положения дел. Но, не вникая в эти вопросы, добиться блага невозможно. Это называется самопиаром, манипуляцией общественным мнением, нацеленными главным образом на воспроизводство себя во власти, а не на решение проблем развития страны.

Концепция демографической политики, заявленные и реализуемые меры малосостоятельны, и не могут привести к результату, потому что не апеллируют к истинным причинам демографической катастрофы России. Максимум, на что указывают официальные документы и платформы — это недостаточно высокий уровень жизни, который можно подкорректировать, выдавая «материнский капитал» в 250 тыс. рублей, и избыточное пьянство.

Несостоятельность того и другого соображения доказуема. Население убывает по нескольким направлениям — снижение рождаемости, рост смертности, сокращение ожидаемой продолжительности жизни и неэффективная миграция населения. Возникли эти явления скачком в начале 90-х после развала Советского Союза, радикальной смены социально-экономической ситуации и идейно-нравственной атмосферы в стране.

Человек — существо социальное и размножается не только потому, что это предписано биологическими законами, но и потому, что думает о будущем, о том, как будут жить его дети, о смыслах жизни. Человек — существо ответственное. И когда смысл жизни, важные для российской ментальности, утеряны, когда русский человек обнаружил, что живет в нерусской стране, где вывески на английском, а в целом регионе кириллицу пытаются заменить на латиницу, в которой лидеры мысли, духа, идеи импортированы невесть откуда и невесть зачем, где собственная история забывается и искажается, то психологический дискомфорт, фрустрация людей являются фактором, сработавшим на снижение демографического результата. От этого не только перестают рожать, но и умирают, от этого сокращается жизнь.

Психологические ментальные факторы — вот причина №1. Выяснено, что не столько уровень бедности влияет на демографию, сколько расслоение по доходности населения. Как говорят в народе, «жаба душит» русского человека, когда он видит, что кто-то богатеет за счет других, несправедливо, непонятно. Кто-то наворовал, а он сам еле сводит концы с концами. И эта разница, ощущение социальной несправедливости на самом деле снижают рождаемость и повышают смертность. Не уровень бедности, а это психологическое состояние.

Что должно сделать государство, которому собственная наука доказывает это? Должно выравнивать социальное расслоение, использовать прогрессивный подоходный налог, а не его плоскую ставку, которая на самом деле делает преференции высокодоходным группам населения, которая не стимулирует труд, а стимулирует снятие ростовщической ренты.

Но если страна только торгует и ничего не производит, то торговать она будет чужим и история этой страны длительной быть не может. В России все поставлено с ног на голову — плоская подоходная ставка выдается за предмет гордости и зависти европейских государств. Уровень некомпетентности в этом вопросе удивителен.

Убежденность властей в том, что демография в России катастрофична из-за низкого уровня жизни, который можно поправить материнским капиталом, ни на чем не основана.

Если государство начинает говорить с будущей матерью на языке цены её ребенка, то мать тут же с калькулятором в руках подсчитает цену — сколько стоит родить, одеть, обуть, вылечить, выучить, довести человека до самостоятельной жизни. Это не 250 тыс. рублей. И она вправе сказать: «Мне предлагают сделку, но тогда дайте настоящую цену». А настоящая цена не дается.

Государство переводит вопрос о бесценности человеческой жизни, абсолютном значении детей, родителей, семьи, любви, отношения полов в аналог коммерческого мировоззрения, которое сейчас пронизывает всю жизнь страны. Оказывается, во внешней политике надо выдавливать доходность от торговли газом, а не выигрывать геополитический успех. И получаем то, что получаем.

Оказывается, жизнь человека может быть измерена в 250 тыс. рублей. Это абсурдный, тупиковый, заимствованный из цивилизации общества потребителей, бог которого — маммона. Это безнадежный рецепт для России.

Доказано, что если российское общество ориентировать на материальный успех и материальную потребность, то демографический результат будет отрицательным. Коэффициент корреляции — причинно-следственной связи материального уровня жизни и демографического успеха носит для России отрицательное значение. Это значит, что если она будет продолжать внедрение ценностной матрицы, которую, начиная с 90-х годов, активно внушают с экранов телевизоров мастера искусств разговорного жанра и, к сожалению, высокопоставленные деятели, то российский народ физически вымрет.

Но Россия выживет и будет рожать, российские старики будут долго жить, нянча внуков и правнуков, если ей вернут смысл жизни — каждому гражданину и стране в целом. Нужна инверсия нынешней ценностной матрицы.

Не хлебом единым Россия может жить. Должна измениться пропагандистская линия, ценностная ориентация системы образования, восстановление её воспитательной функции, линия в работе СМИ, в социальной поведенческой шкале, механизмах культуры социума. А здесь, к сожалению, видно настаивание на тех пагубах, которые в стране возникли в 90-е.


Дата публикации: 2009-09-18 00:11:44