Архив

Демографическое будущее России:
взгляд Росстата и экспертного сообщества

Вопреки победным реляциям многих правительственных чиновников, которые спешат отрапортовать чуть ли не о выходе России из затянувшегося демографического пике, более информированные и ответственные члены кабмина, а также представители научного сообщества утверждают, что реальное положение в этой сфере не дает нам повода для того, чтобы делать такой оптимистический прогноз.

Как заявил замруководителя Росстата Александр Суринов, у России практически нет никаких шансов на то, чтобы увеличить численность своего населения, которое в ближайшие десятилетия будет только сокращаться.

По его словам, небольшой прирост, который статистики зафиксировали по итогам января—сентября текущего года, а политики попытались выдать за преодоление негативной тенденции, ещё ничего не означает в долговременной перспективе.

«Численность населения нашей страны будет падать в ближайшие десятилетия, если не будет каких-то революционных изменений в мозгах», — заметил Суринов.

И добавил, что для изменения ситуации средний показатель рождаемости должен вырасти до 3–4 детей в семье. Впрочем, и этого может оказаться мало, поскольку смертность российских граждан (вторая составная часть т. н. «русского креста») пока также превышает допустимые пределы.

Многие демографы уже давно говорят о том, что спад рождаемости в России продлится до 2030 года. Решающий вклад в этот процесс будет по-прежнему вносить мужская смертность.

Как известно, в настоящее время в России только 58,7% мужчин доживает до 60 лет. А 500 тыс. граждан РФ (как правило, мужчины трудоспособного возраста) ежегодно умирают от болезней, связанных со злоупотреблением алкоголя. Не случайно в августе президент Дмитрий Медведев публично признал, что в России алкоголизм уже стал национальным бедствием.

 

Своим видением демографического будущего России в интервью KM.RU поделился заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ Анатолий Антонов:

Анатолий Антонов

— Суринов сказал все правильно. Это даже удивительно, что один из начальников российской официальной статистики говорит то же, что и мы, эксперты. Понятно, что у многих министерств есть желание представить демографическую ситуацию в выгодном свете, выдавая краткосрочные позитивные сдвиги за глобальные изменения. К сожалению, перспектива, которую нарисовал Суринов, вполне реальна. И вот почему.

Во-первых, после 2010 года пойдет новая демографическая волна, когда начнут вступать в брак и обзаводиться детьми (небольшим числом — 1, максимум 2 ребенка) те мужчины и женщины, которые родились уже в 1990-е гг. Т. е. в то время, когда в нашей стране была зафиксирована самая низкая рождаемость за всю историю России. И мы получили самое малочисленное поколение, которое сейчас вступает в репродуктивный возраст.

Доля женщин в возрасте от 20 до 29 лет к началу 2025 года сократится почти в два раза. Это называется «структурная волна».

Если эти женщины будут рождать с той же интенсивностью, что и сейчас, то на каждый процент сокращения их численности сократится и число рождений.

В этот же период у нас будет по-прежнему падать интенсивность деторождения, т. е. сокращение числа людей, которые хотят иметь детей. А потребность в детях будет по-прежнему уменьшаться.

Мы проводим исследования среди старших школьников. И видим, что каждое новое поколение хочет иметь в своей будущей семье на 0,3% меньше детей, чем имеют их родители. Это позволяет сделать прогноз репродуктивной ориентации будущих поколений.

Главным фактором, определяющим эту ситуацию, являются убеждения, ценности и верования людей. На языке социолога-демографа это называется «ценностная ориентация на семью и определенное количество детей в браке».

Причем я не согласен, что репродуктивная установка на низкую рождаемость является неизбежным следствием урбанизации общества, и что с этим ничего нельзя поделать. Улучшение условий жизни может повлиять на репродуктивную активность представителей нынешнего взрослого населения, которые состоят в браке. Но у этих людей есть потребность только в одном, максимум — двух детях. С тремя детьми у нас только 6% семей.

Так что если политика государства будет ориентирована только на взрослое население, то за счет улучшения материальных условий этой группы мы можем добиться реализации их потребности во втором ребенке, но не более того. А нам нужно, чтобы каждая семья имела по три ребенка.

Для этого нужно начинать формировать сознание нынешних детей и подростков.

Нужно воздействовать на общественное сознание с целью изменения репродуктивных установок тех поколений, которые ещё не вошли в возраст репродуктивной активности.

Это — очень сложная задача. Но здесь не нужно задействовать материальные стимулы. Гораздо важнее — повлиять на психологию и моральный климат в обществе среди этих групп населения. Надо заставить рекламу и маркетинг работать на пропаганду семейных ценностей и деторождения. Все технологии по убеждению людей, которыми располагает социология, должны быть задействованы для решения этой задачи.

Ни в одной стране мира она системно не решается, но если мы хотим спасти Россию, то должны создать прецедент.


Дата публикации: 2009-12-02 10:44:56