Архив

«Пособия не помешают...»

Игорь Белобородов — директор Центра демографических исследований

Бытует ошибочное мнение о том, что падение рождаемости на постсоветском пространстве связано с ухудшением экономической ситуации. Однако такой взгляд на вещи представляет собой скорее миф, чем объективную оценку. Уровень рождаемости действительно в некоторой степени зависит от экономической ситуации, только эта зависимость, как ни парадоксально, носит обратный характер — то есть чем выше доходы населения или его отдельных групп, тем ниже уровень рождаемости в определенной социальной среде. Примеров тому бесчисленное множество. Взять те же Москву и Питер, в которых сконцентрирована львиная доля общероссийского капитала. Неудивительно, что уровень жизни в обеих столицах достаточно высок — но показатели рождаемости почему-то одни из самых низких. В то же время самая высокая рождаемость наблюдается в разрушенной Чечне и социально неблагополучных Ингушетии и Дагестане. Относительно позитивная демографическая динамика присутствует в Туве, на Алтае и в Якутии, которые тоже нельзя отнести к процветающим российским регионам.

Да что там Россия… Давайте посмотрим на «сытый Запад». В Швеции, Норвегии и Франции, несмотря на высочайший по нашим меркам уровень жизни, выплачиваются огромные пособия по рождению ребенка. В некоторых случаях они составляют 90% от заработной платы, которая у них, как известно, тоже немаленькая. Казалось бы, все условия созданы, а беби-бум все не наступает. Мало того, большинство европейских семей, как и мы, практикует малодетность, ограничиваясь одним-двумя потомками, что уверенно ведет все европейские государства, за исключением мусульманской Албании (кстати, далеко не самой богатой), к неминуемой депопуляции. Не менее интересен и недавний эксперимент у наших украинских соседей. Существенно повысив детские пособия (до 1,5 тыс. долларов), украинцы были уверены, что еще немного — и последует долгожданный демографический взрыв. В результате, несмотря на принятые меры и политический оптимизм, население Украины при положительном миграционном обмене(!) только за последний год сократилось на 300 тыс. человек, опередив по темпам вымирания даже «российского брата».

Вместе с тем нельзя отрицать и значимость социального контекста. Вполне закономерно, что в секулярном обществе, доведенном до грани нищеты, рождаемость не будет высокой. И Россия являет собой яркий тому пример. Поэтому последние инициативы президента, озвученные в его послании Федеральному собранию, безусловно, носят конструктивный характер. Однако их конструктивность состоит исключительно в социальной значимости, но никак не в ожидаемом демографическом эффекте. Повышать пособия надо уже потому, что государство обязано заботиться о своих небогатых гражданах. Что же касается демографических процессов, в частности рождаемости, то здесь все обстоит несколько сложнее.

Проблема низкой рождаемости лежит в другой плоскости, тесно связанной с системой духовно-нравственных координат и социальных ценностей, и никакое экономическое стимулирование не способно исправить «плохую рождаемость». Единственная позитивная роль такого стимулирования заключается в том, что оно способно, хотя и далеко не всегда (о чем свидетельствует свежий пример Украины), содействовать реализации ИМЕЮЩЕЙСЯ, но не реализованной до настоящего времени потребности населения в детях. По всем социологическим замерам эта потребность у россиян является ничтожно низкой и уже не одно десятилетие пребывает на уровне малодетности, плавно переходящей в массовую однодетность.

Для реального изменения существующих демографических тенденций нужны принципиально иные меры, направленные на укрепление семейных ценностей и повышение самой потребности населения в детях, но пособия при этом не помешают.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51