Архив

Концептуальный взгляд на сбережение российского народа

«Демографические исследования», № 4

Ирина Лаврентьева — профессор, доктор экономических наук, декан челябинского филиала Российского Государственного торгово-экономического университета.

Анатолий Илышевпрофессор, доктор экономических наук, Уральский государственный технический университет.

 

Проф. И.В.ЛаврентьеваНа фоне происходящих трансформаций общественного сознания практически неизменной остается одна из крупнейших и важнейших сфер жизнедеятельности и экономики - сфера воспроизводства (репродукции) будущих человеческих ресурсов, реализуемых через репродуктивное поведение семьи и домашний репродуктивный труд.

Неоплачиваемый репродуктивный труд, исключенный из рыночного производства, по мере углубления рыночных реформ маргинализируется в еще большей степени. Экспансия рынка и недостаточно совершенная экономическая теория делают невидимым вклад репродуктивного труда в развитие экономики, нередко указывая на сиюминутную «нерентабельность» этого труда для предпринимателя и его обременительность для государства. В результате все возрастающие экономические издержки по рождению, воспитанию, уходу, обучению, социализации детей — будущих трудовых ресурсов, нужных, в первую очередь, самому обществу, — перекладывается преимущественно на семью.

Проф. А.М.ИлышевМежду тем, согласно исследованиям зарубежных авторов, масштабы домашнего труда в последние десятилетия растут вдвое быстрее, чем рыночное производство [2,3]. Домашний труд, если оценивать его по преобладающим уровням заработных плат, составляет 46% ВВП Финляндии, 86% ВВП Австралии и до 70% общего мирового производства, что оценивается в колоссальную сумму — 22 триллиона долларов США [4,5,6]. Репродуктивный труд обеспечивает рабочей силой экономику оплачиваемых отраслей и сфер деятельности. В то же время в экономических моделях отсутствует механизм, учитывающий в цене рабочей силы рост стоимости ее домашнего воспроизводства при увеличении количества детей в семье.

Несмотря на декларативные заявления о «непреходящей ценности» домашнего репродуктивного труда по воспитанию, он юридически не признан в качестве общественно полезного и экономически значимого, что имеет специфичное отражение на уровне обыденного сознания1. Полученные результаты и произведенные затраты не находят своего отражения в системе национального счетоводства; отсутствует прямая оплата домашнего репродуктивного труда; не разработаны практически пригодные методы эквивалентной оценки затрат и результатов воспроизводства человеческого капитала.

Эффективность существующих мер по социальной поддержке семей с детьми следует признать явно недостаточной. Основными характерными чертами социально-экономической политики Российского государства по поддержке семей с детьми являются:

  • постоянное запаздывание принимаемых решений от изменений, происходящих в экономике: так, из-за задержки указа об очередном увеличении размера МОТ и очередной индексации детских пособий было принято решение о выплате в марте 1994 г. пособий на детей в размерах, увеличенных на 70%. Вследствие чего апрельские пособия, после запоздавшей на полгода индексации, были существенно меньше мартовских;
  • вынужденный отказ государства от политики стимулирования рождаемости и многодетности в пользу социальной помощи и стратегии выживания в нестабильных социально — экономических условиях;
  • стихийность и непоследовательность в осуществлении политики социальной помощи семьям с детьми (например, размер пособий на детей то увеличивался по отношению к прожиточному минимуму, то вновь снижался, а возросшие пособия долгое время не выплачивались вообще);
  • недостаточный учет региональных особенностей, выражающийся, прежде всего, в том, что длительный период времени вообще не учитывалась территориальная дифференциация доходов, уровней оплаты труда и различия в покупательной способности рубля;
  • передача функций назначения и выплаты ежемесячных пособий на детей от предприятий и мест учебы к органам социальной защиты населения, что нередко, во-первых, затрудняло оказание социальной помощи (из-за бюрократических проволочек и препон, свойственных «казенным» учреждениям), а, во-вторых, искусственно прерывало процесс включения предприятия в создание благоприятных условий для репродукции;
  • направленность осуществления социальной защиты, прежде всего, на интересы только самых бедных семей с детьми (наиболее уязвимых социальных слоев), что представляется довольно односторонним подходом к решению проблемы социальной защиты материнства и детства;
  • формирование иждивенческих позиций в ожидания помощи и социальной защиты (своего рода «родительский инфантилизм»), в ущерб деловой активности в поведении самих родителей с детьми.

В условиях трансформации общества обостряется противоречие между востребованным рыночной системой (оплачиваемым) трудом и невостребованным домашним (неоплачиваемым) репродуктивным трудом. Социальные и экономико-демографические последствия складывающейся ситуации будут таковы:

  1. Россия через 30-40 лет переместится с 6-го места в мире по численности населения на 14-е, что предопределено разнонаправленностью динамики демографических процессов в нашей и других странах. Ухудшится соотношение уровней заселённости и хозяйственного освоения территории России в сравнении с другими странами: плотность населения в нашей стране даже сегодня в 3,4 раза ниже в сравнении с 40 промышленно развитыми странами и в 10 раз ниже, чем у наших азиатских соседей;
  2. Ухудшение геополитической ситуации — численность населения (т.е. имеющегося и будущего человеческого капитала) в странах-соседях России уже сейчас в 13 раз превышает численность россиян. К 2050 г. общий «демографический пресс» ещё более возрастёт, поскольку плотность населения в России снизится до 8 человек на квадратный километр к 2025 году, что особенно пагубно скажется на темпах хозяйственного освоения Севера и Севера-Востока нашей страны (три восточных федеральных округа занимают 77 % общей площади территории страны, на которой проживает только 17 % ее населения);
  3. Закрепится переход от модальной в советский период двухдетной семьи к однодетной семье вследствие дальнейшего снижения рождаемости;
  4. Усилится деформация общественного сознания системы семейных ценностей, институтов материнства и отцовства, снизится самоценность милосердия и сострадания в обществе, приобретут огромный размах социальные беды, сопутствующие новой ментальности;
  5. Будут ухудшаться качественные параметры генофонда, что обусловлено наличием тяжелых социально-экономических условий;
  6. Необратимый характер приобретет деинтеллектуализация общества (падение престижа и оплаты интеллектуального труда, снижение качества образования и его уровня у лиц, выполняющих общественно-значимые функции).

Использование методов регулирования репродукции в настоящее время носит разрозненный, дезинтегративный характер, что проявляется по следующим направлениям:

  • дезинтеграция в применении методов государственного регулирования, идеологического и морального воздействия на репродукционный процесс;
  • расбалансированность целей и средств государственного и экономического регулирования репродукции: ее экономическая поддержка федеральным центром и регионами осуществляется на очень низком уровне, тогда как государство декларирует необходимость проведения в жизнь активной репродукционной политики;
  • асимметричность между принятым законодательством в сфере создания благоприятных условий для репродукции и практикой его выполнения (представительными, исполнительными, судебными органами власти и местным самоуправлением);
  • искусственная изолированность экономического регулированная репродукции в приватной сфере от ее регулирования в социуме — семья, по существу, предоставлена сама себе при решении всей совокупности вопросов финансирования репродукционных процессов;
  • неурегулированность взаимоотношений различных уровней власти в финансово-экономической и социальной сферах (закрепленные за региональными органами власти доходные источники не позволяют в большом числе случаев обеспечить финансирование программ социальной помощи, поддержки и защиты малообеспеченных и многодетных семей).

Общественное сознание, государственная власть и научная мысль оказались не вполне готовыми к адекватному восприятию «нештатной ситуации». Первоначально спектр оценок демографического кризиса в общественном мнении был предельно широк — от весьма радужных у С. Капицы [7] (с рождаемостью в России, мол, ничего катастрофического не происходит, ее снижение характерно для всей цивилизации современных развитых стран) до апокалипсических у В. Смагиной [8].

Анализ процесса воспроизводства населения России (как естественного движения населения, так и миграции) показывает расбалансированность всех рождаемости, смертности, эмиграции и иммиграции. Причем наиболее расбалансированным оказался процесс рождаемости. Этот дисбаланс и является непосредственной причиной демографического кризиса. Где же первопричины кардинальных изменений в репродуктивном поведении населения?

В научной литературе рассматриваются различные версии снижения рождаемости . По медицинской версии, падение рождаемости произошло из-за ухудшения здоровья населения (прежде всего, женщин в репродуктивном возрасте), которая обусловлена плохой работой учреждений здравоохранения. Однако концентрация усилий медиков на лечении от бесплодия и сохранении уже родившихся детей, если и может позитивно повлиять на рождаемость, то незначительно.

Сторонники социально-психологической версии считают, что молодые семьи в период наибольшей фертильности (18-30 лет), не обременяя себя детьми, сосредоточиться на обеспечении первичным личностным капиталом — доходом, профессиональной квалификацией. Кроме того, гуманистические плюсы высокого уровня урбанизации (значительные доходы, лучшая пища, одежда, возможности общения, карьерного роста развлечения) «заманили» население в одно-, двухдетную семью.

Интересной, хотя и противоречивой, представляется экономическая версия. Эксперты считают: низкая рождаемость — индикатор материального неблагополучия, а установленный у нас прожиточный минимум не обеспечивает уровня рождаемости, необходимого даже для простого воспроизводства населения [9]. Но по данным многих стран эмпирически установлено, что показатель рождаемости не положительно, а отрицательно связан с доходом. Отсюда нередко делается вывод о том, что сокращение реальных доходов в нашей стране не может объяснить факта резкого понижения рождаемости. Но этот тезис представляется сомнительным, хотя бы потому, что в России 1990-х годов наблюдалась однонаправленность кривых падения уровней благосостояния и рождаемости.

Для воспроизводства человеческих ресурсов в рыночной среде должна бы сохраняться классическая схема: первая фаза — производство (формирование рабочей силы - средняя школа, вуз, университет, институты переподготовки и повышения квалификации работников и т.д.); вторая и третья фазы — обмен и распределение рабочей силы (рынок труда); четвертая фаза — потребление (использование рабочей силы, т.е. собственно процесс трудовой деятельности) [10]. Колоссальные объемы работ, выполняемых родителями в домашнем репродуктивном хозяйстве-семье в период младенческой, дошкольной, школьной, подростковой и юношеской стадий, позволяют накопить человеческий капитал будущих трудовых ресурсов, который впоследствии «успешно и безвозмездно» используется на предприятиях различных сфер экономики.

При таком одностороннем подходе по-своему естественно, что мера участия государства и бизнес-сообщества в воспроизводстве будущего человеческого капитала остается явно заниженной. И хотя выгоды от труда родителей дают значительный положительный внешний эффект и являются благом для всех, общество и фирмы предпочитают подключаться к этому процессу на заметно более поздних стадиях, являясь, по выражению И. Палмер, «безбилетниками», пользующимися трудом женщин — дармовой рабочей силой в неоплачиваемом домашнем репродуктивном секторе [1]. В современной экономической парадигме развития, субсидиарное государство экономический ресурс направляет в первую (чаще и в последнюю) очередь на воспроизводство результатов труда продуктивного. Труд родителей по взращиванию будущего человеческого капитала вытесняется из экономических схем, что приводит к разрыву и несрабатыванию классической модели воспроизводства населения и, как следствие, демографическому дефолту.

Здесь уместно остановиться на рассмотрении вопроса об уже якобы состоявшемся включении затрат на воспроизводство будущей рабочей силы в стоимость функционирующей рабочей силы.

Действительно, издержки воспроизводства будущей рабочей силы — это часть стоимости функционирующей рабочей силы. Но цена товара «рабочая сила», как правило, ниже его стоимости. И чем она ниже, тем быстрее уменьшается в абсолютном и относительном выражении та часть цены товара «рабочая сила», которая предназначена для компенсации расходов на выращивание будущего человеческого капитала (наемный работник прежде вынужден компенсировать затраты своих физических и духовных сил — иначе он не сможет продолжать участие в экономическом производстве).

В современной России реально сложившаяся ситуация на рынке труда и в сфере занятости такова, что цена товара «рабочая сила» в среднем многократно занижена по отношению к его стоимости. По имеющимся данным, доля оплаты труда в ВВП нашей страны составляет только 10-12%, тогда как в промышленно развитых странах мира она достигает 50-60%, т.е. примерно в пять раз больше[11]. Высочайшая степень сверхэксплуатации наемного труда сохраняется и в современной России. Складывается стандартная для нашего времени ситуация: наемный работник в целях поддержания своей физической, психической, витальной энергии вынужден делать по своему рациональный выбор: либо не заводить семью вообще, либо откладывать рождение ребенка, либо ограничиваться коньюгальной семьей.

И даже в тех случаях, когда наемным работникам предоставляется возможность сравнительно неплохо заработать (например, при работе вахтовым методом, на трансконтинентальных газо- и нефтепроводах, на предприятиях горнометаллургического комплекса), значительная часть работников предпочитают увеличивать свой личностный капитал, а также размеры текущих расходов на удовлетворение своих личных потребностей, не связанных с потребностью в детях.
Низкий уровень заработной платы большей части населения, находящегося в репродуктивном возрасте, не позволяет ему эффективно осуществлять репродуктивные намерения (финансовая база для их успешной реализации явно недостаточна).

Кроме того, учреждения детской социальной сферы, деятельность которых финансируется в основном из бюджетов всех уровней, находятся на «голодном пайке». Прежде всего, по этой чисто экономической причине качество выполнения ими функций по уходу, воспитанию, обучению, лечению, социализации, общеобразовательному, культурному и профессиональному развитию детей и подростков находится на недопустимо низком уровне.

И, наконец, предприятия, являющиеся основными потребителями человеческого капитала, воспроизведенного в сферах домашней социализации, настолько ограничивают свое финансовое участие в выполенении репродуктивной функции семьи, что нередко возникает вопрос: а участвуют ли предприятия вообще в воспроизводстве населения?

Обостряющееся противоречие между требованиями рынка труда и условиями воспроизводства будущих человеческих ресурсов в семье, дошкольных образовательных учреждениях, образовательной системой, восстановлением износа рабочей силы на предприятиях обостряет необходимость интеграции всех стадий репродукционного процесса.

Репродукционный процесс — достаточно новый, весьма специфичный и многосложный объект регулирующего воздействия со стороны государства.


Рис. 1. Репродукционный процесс будущей и функционирующей рабочей силы
и разрыв воспроизводственного цикла

Во-первых, домашний репродуктивный труд (ДРТ) — это производство «людей людьми», а не производство материальных благ. Во-вторых, субъектами ДРТ являются женщины и мужчины, решения которых о формах, методах и степени участия в репродуктивном цикле носят приватный характер. В-третьих, результат ДРТ не принадлежит его участникам (хотя родители несут ответственность за ребенка до определенного возраста). В-четвертых, государство, местные органы власти, социум, региональные сообщества, предпринимательские круги, формально не являясь основными участниками репродукционного процесса, в действительности заинтересованы в его результатах. В-пятых, факторы репродуктивного поведения граждан разнообразны и недостаточно изучены: они «не вписываются» ни в одну из существующих теорий экономического поведения — ни в теорию абстрактного «homo economicus», всегда (якобы всегда) осуществляющего рациональный выбор, ни в новую теорию поведения на рынке индивидуумов, обладающих асимметричной информацией.

В этих условиях те пока немногочисленные социальные группы населения, которые являются носителями еще только складывающейся новой системы экономических отношений (собственники предприятий, топ-менеджеры, крупные коммерсанты и др.), все больше осознают объективную необходимость инвестирования в воспроизводство будущего человеческого капитала. В противном случае процесс формирования новой системы экономических отношений будет затруднен, а расширенное воспроизводство этих отношений, которые породили новые социальные группы населения, не может быть гарантирован.

Особый интерес представляет опыт передовых предприятий. Так, администрация и собственники РАО «Норильский никель» решились на разработку беспрецедентных для современной России образцово-показательных социальных программ, призванных (как утверждают они сами в многочисленных интервью СМИ) обеспечить персонал компании твердой уверенностью в завтрашнем дне.

На наш взгляд, тот факт, что собственники и руководители РАО «Норильский никель», обеспечивая своим рабочим — металлургам заработную плату в размере 30 тысяч рублей в месяц, одновременно пошли на принятие решения о выплате их неработающим на производстве женам, имеющим детей, по 11 тысяч рублей ежемесячно, свидетельствует о подвижках в сознании высшего менеджмента компании, их стремлении (наряду с чисто утилитарными экономическими соображениями) гарантировать свое собственное будущее.
С 1998 года в компании действует программа «Материнское право». Смысл этой программы заключается в том, что работницы, имеющие детей в возрасте до 7 лет, могут уволиться и заниматься воспитанием своих детей. РАО «Норильский никель» ежемесячно выплачивает им фиксированную материальную помощь до самого поступления ребенка в школу. По расчетам экономистов компании, сумма выплат работницам по уходу, воспитанию, обучению детей в домашних условиях перекрывает те потери, которые предприятия могли бы понести в результате всех больничных и отпусков «по уходу за ребенком». Самое главное — дети растут под постоянным материнским присмотром. С начала действия этой программы ее участницами стали 2707 работниц предприятия .

Социально-экономическая природа норильского эксперимента заключается в том, что эта крупнейшая компания добровольно пошла на включение ДРТ своих работниц в экономику предприятия путем финансирования из прибыли репродукционных затрат в домашнем репродуктивном секторе. При этом в финансировании косвенно участвуют и бюджеты всех трех уровней, так как финансирование репродукции осуществляется в форме материальной помощи, а в этом случае соответствующие суммы прибыли предприятия не подлежат налогообложению (т.е. бюджеты не получают налог на прибыль, а «направляют» эти суммы на компенсацию репродукционных затрат в семьях работников компании).
По нашему мнению, успешно продолжающийся уже 8 лет на РАО «Норильский никель» эксперимент подтверждает реальность надежд на постепенное изменения отношения предпринимательских кругов и властных структур к включению воспроизводства поколений в экономическое производство — путем развития диалога, взаимопонимания и партнерского взаимодействия всех заинтересованных участников репродукционного процесса.

Наряду с уникальным опытом решения репродуктивных проблем на крупнейших предприятиях — монополистах с их немалыми финансовыми возможностями, представляется целесообразным осуществить эксперимент по созданию экономического механизма управления репродукцией, финансовой основой функционирования которого могли бы стать репродуктивные фонды предприятия и региона, или РЕФ (рис. 2). В наиболее общем случае могут быть сформированы следующие три фонда:

  1. РЕФ предприятия, призванный обеспечить накопление средств, необходимых для простого воспроизводства как уже функционирующего, так и будущего человеческого капитала на отдельном предприятии.
  2. РЕФ региона, предназначенный для аккумулирования и перераспределения средств, обеспечивающих простое воспроизводство функционирующего и будущего человеческого капитала территории, всех расположенных на ней предприятий и организаций различных форм собственности.
  3. Объединенный инвестиционный РЕФ региона и предприятия, в котором аккумулируются средства для обеспечения расширенного воспроизводства человеческого капитала интенсивного и интенсивно-экстенсивного типов. Для каждого из трех РЕФ определяются их основные элементы, представляющие собой уровни и этапы проработки задачи включения репродукции в экономику предприятия, региона: основная идея и цель создания; правовая база; источники формирования; подсистемы финансирования; подсистемы управления (планирования, учета и контроля, мониторинга).

Основная идея создания РЕФ — введение экономической ответственности каждого предприятия за эффективное использование трудовых ресурсов, привлекаемых преимущественно из соответствующего региона. Если отдельное предприятие не в состоянии сформировать фонд, обеспечивающий накопление средств для возмещения износа (физического и морального) привлекаемого человеческого капитала, то это может служить основанием для инициирования администрацией региона дела в арбитражном суде о признании такого предприятия несостоятельным.


Двуединая цель формирования РЕФ предприятия органично вытекает из сформулированной выше идеи и сводится, во-первых, к созданию прочной финансовой базы для полного простого замещения поколения родителей-работников предприятия поколением их детей (на базе модальной двухдетной семьи и сохранения качественных характеристик замещаемого поколения у замещающего поколения); во-вторых, к образованию единого источника средств для частичного восстановления качественных характеристик функционирующей рабочей силы.

Источниками финансирования затрат на воспроизводство человеческого капитала могут быть: себестоимость продукции, чистая прибыль предприятия, средства фондов социального страхования и обязательного медицинского страхования, средства профсоюзов, бюджетные ассигнования, спонсорская помощь организаций, средства благотворительных организаций и частных лиц.

Разработка и внедрение экономического механизма регулирования репродукции в принципе, позволяет разрешить многие противоречия, мешающие поступательному росту экономики, в том числе преодоление популяционного кризиса.

В качестве форм реализации экономического механизма регулирования репродукцией, на наш взгляд, могут выступать концепция и/или программа индикативного планирования репродукционного процесса в регионе. Разработка такого рода концепции (программы) целесообразно осуществлять в несколько этапов (табл.1).

Таблица 1.
Этапы разработки концепции экономического механизма регулирования
репродукционным процессом в регионе.

№ п/п и содержание
этапа
Цель этапа
Аналитический
результат
I. Оценка воспроизводственной ситуации и состояния репродукции в регионе
Диагностика текущего состояния репродукционного процесса
Выявление наиболее значительных отклонений от нормального хода репродукционного процесса
II. Выявление основных тенденций развития репродукционных процессов
Выполнение экстраполяционного прогноза развития воспроизводственной ситуации
Определение наиболее опасных отклонений в прошлом и насто-ящем, которые могут привести к новому резкому ухудшению демографической ситуации и качественных характеристик репродукции в будущем
III. Определение факторов улучшения качества репродукционных процессов
Статистическое оцени-вания влияния различ-ных факторов социа-льно-экономической среды на характерис-тики репродукционного процесса
Выявление совокупности факторов, способных оказать позитивное воздействие на развитие воспроизводственной ситуации в будущем
IV.Разработка альтернатив-ных вариантов активного прогноза развития демографической ситуации и репродукции
Определение сценариев возможных изменений демографической ситуации
Составление совокупности альтернативных вариантов активного прогноза репродукционных процессов
V.Формирование экономического механизма регулирования репродукционным процессом
Поиск средств перехода к расширенному воспроизводству человеческого капитала интенсивного типа
Создание институциональных основ функционирования социально — экономического механизма регулирования репродукцией
VI. Структуризация экономического механизма управления по основным участникам (сферам, подсистемам) репродукции
Создание организаци-онно-управленческих структур, осуществляю-щих регулирование репродукции
Повышение эффективности репродукционного процесса в регионе в количественно — качественном аспекте


Для достижения жизненно важных демографических и социально- экономических целей российскому обществу надо постепенно вырабатывать принципиально новое восприятие домашнего репродуктивного труда, реально стимулируя рождаемость и многодетность, создавая приемлемые условия в семье и «окружающей среде» для воспитания и обучения достойных граждан нашей страны. Органы федеральной и местной власти стоят перед альтернативой: быть вместе с обществом в этом объективно развивающемся процессе (всемерно содействуя ему), либо занять позицию стороннего наблюдателя, сетуя на «катастрофическую нехватку» средств в бюджетах всех уровней, «неготовность» социально наименее защищенных слоев населения понять и принять политику подлинного стимулирования рождаемости и оплаты за домашний труд по воспитанию детей.

Мы полагаем, что кроме трудностей перераспределения и эффективности использования, нет каких-либо непреодолимых препятствий в организации финансового обеспечения экономического механизма регулирования репродукционными процессами в регионах. На наш взгляд, программа выхода из популяционного кризиса столь значима, что оптимальная налоговая политика и часть рентного дохода государства может и должна быть направлена на ее осуществление. Вопрос заключается лишь в наличии политической воли и желания следовать национальному интересу.


[1] Palmer  I. Social and Gender Issues in Macro-economic Policy Advice/ Social Policy Series No.13. GTZ.Eschborn, 1994.

[2] Ironmonger, Duncan. 1996. «Counting outputs, capital inputs and caring labor: Estimating Gross Household Product», in Feminist Economics (London), Vol. 2, No.3, pp. 37-64

[3] Beneria  L. Accounting for women?s work: The progress of two decades // «World Development», Oxford, 1992. Vol. 20, № 11 (Nov.), pp. 1547 — 60.

[4] Alexander  P., Baden  S. Gender glossary of Macroeconomic Terms. BRIDGE — GTS.

[5] Доклад о развитии человека за 1995 г. Нью-Йорк: Оксфорд юниверсити пресс, 1995. с.87-98

[6] Доклад о развитии человека в 2000 году. Нью-Йорк: Оксфорд юниверсити пресс, 2000.

[7] Капица  С. Общая теория роста человечества.- М.: Наука, 1999, с.153.

[8] Смагина  В. Последний из россиян: российских детей пора заносить в Красную книгу// Московский комсомолец, 2000, 7-14 декабря, с.2.

[9] Баранов  А. Социально-экономические проблемы депопуляции и старения населения // Вопросы экономики, 2000, № 7, с.115.

[10] Экономика труда (социально-трудовые отношения)/ Под ред. Н. А. Волгина, Ю. Г. Одегова.- М.: «ЭКЗАМЕН», 2002. -736с.

[11] Все прогрессы реакционны, если рушиться человек (по данным Минтруда)// //Экономика и жизнь, март 2000, № 12, с.1.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51