Архив

Игорь Белобородов: Снижение смертности не заменит рождаемость

Дмитрий МедведевОткрывая сегодняшнее заседание президиума Совета при президенте РФ по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, Дмитрий Медведев назвал проблему снижения смертности от предотвратимых причин «важнейшей составляющей демографической политики».

Практически по всем факторам риска гибели людей от этих предотвратимых причин Россия, действительно, отстает не только от развитых, но и от развивающихся стран.

«Не раз за последнее время, — напомнил Медведев аудитории, — звучали просто ужасные цифры: потери людей от сердечно-сосудистых заболеваний, от травм, отравлений, от дикой ситуации с безопасностью на дорогах и на производстве. На прошлой неделе страна скорбела по почти двумстам погибшим в Кемеровской области, Краснодарском крае и Самаре».

«Если мы не будем заниматься этими проблемами, — резюмировал куратор национальных проектов, — то практически половина из родившихся россиян не имеет шанса дожить до пенсии».

Действительно, возрастной порог смертности — особенно среди мужчин — достиг у нас поистине критической величины. И при таком его значении Пенсионный фонд вскоре будет обслуживать один лишь слабый пол. Но можно ли решить острейшую демографическую проблему, стоящую перед Россией, лишь с помощью продления долголетия среднестатистического гражданина нашей страны? Демографы предупреждают: при всей важности снижения уровня смертности все же «столбовой дорогой» демографического выздоровления России является повышение — и притом очень резкое — рождаемости.

Факты:

По данным Белобородова, даже для простого воспроизводства населения России в 2007-2008 гг. потребуется, чтобы одна женщина репродуктивного возраста в среднем рожала 2,1 ребенка. Однако уже к 2025 году — вследствие негативного демографического «наследства» — для замещения родителей детьми на одну мать потребуется уже более трех живорождений.
Так, благодаря некоторому «бэби-буму» 1986-1987 гг. численность женщин в наиболее активном репродуктивном возрасте (20-29 лет), постепенно возрастая, составит в России к 2012 году около 12 млн человек. Однако уже к 2025 году, когда в брачный возраст начнут вступать малочисленные контингенты, родившиеся в период демографического кризиса, численность 20-29-летних женщин составит всего 6,5 млн.

«Вследствие недооценки определяющей роли рождаемости в демографическом развитии социума некоторыми специалистами (и большинством неспециалистов), сильно преувеличены масштабы и значение смертности как составляющей депопуляции», — считает директор Института демографических исследований Игорь Белобородов, большую статью которого KM.RU публикует сегодня в рубрике «Публицистика».

Динамика смертности, отмечает Белобородов, особенно среди мужских трудоспособных групп, в нашей стране, действительно, неблагополучна и однозначно вызывает необходимость проведения срочных мер. Вместе с тем, важно учесть, что даже более высокие показатели смертности и более низкая или схожая продолжительность жизни в ряде других российских регионов (Алтай, Бурятия, Тува и т. д.) не мешает названным субъектам иметь положительные показатели естественного воспроизводства за счет более высокой рождаемости. С равной убедительностью приоритет рождаемости в демографическом развитии общества подтверждают как отечественная демографическая история, так и международная статистика населения.

Первая приводит нам в качестве примера, отмечает эксперт, демографическую ситуацию, сложившуюся накануне проведения первой переписи населения Российской Империи (1896-1897 гг.). Тогда средняя продолжительность жизни в 50-ти губерниях европейской России составляла всего 30,5 лет (сегодня этот показатель более чем в два раза выше). Но благодаря своей высокой рождаемости Российская Империя в те годы занимала первое место в мире (!) по темпам роста населения.

К аналогичным выводам исследователей приводят и международные данные. В наши дни самая высокая продолжительность жизни наблюдается в Японии — 81 год (78 лет для мужчин и 85 лет — для женщин). Однако даже столь фантастическая для России продолжительность жизни не смогла спасти Японию от неминуемого вымирания по причине низкой, почти такой же, как в России, рождаемости: суммарный коэффициент рождаемости в Японии- 1,4, в России — 1,3. Сегодня Япония, несмотря на свое «долгожительство» — демографический аутсайдер и к тому же обладатель самой старой в мире возрастной структуры населения. Доля людей старше 65 лет в Японии составляет 20% населения, в России — 14%.

Доминирующая роль рождаемости в воспроизводстве населения, резюмирует Белобородов, — неоспоримый научный факт, который по непонятным причинам часто игнорируется в дискуссиях о демографии. Единственным объяснением ссылок на высокую смертность — как на главную причину демографического кризиса, если исключить безграмотность и некомпетентность ссылающихся, может служить подспудное желание сместить акценты и направить благие начинания зарождающейся демографической политики по заведомо ложному пути.

Борьба со смертностью в качестве меры преодоления демографического кризиса действительно может иметь радужные перспективы, правда, при одном до сих пор невыполнимом условии — достижении значительной долей населения полного бессмертия.

Прервем тут пересказ тезисов статьи известного отечественного демографа — благо, читатель может сам ознакомиться с ее полным текстом в нашей рубрике «Публицистика». И прервем этот пересказ, кстати, на довольно оптимистичной ноте.

Дело в том, что в начале этого года отечественная статистика — впервые за многие годы (!) — зафиксировала в нашей стране и снижение уровня смертности, и, главное, повышение уровня рождаемости. Правда, общий итог уравнения — рождаемость минус смертность — пока еще отрицательный. Да и столь краткий период наблюдений - измеряемый чуть ли не одним месяцем — не дает оснований для обоснованных долгосрочных прогнозов. И все же положительная динамика налицо. И это внушает оптимизм.


Дата публикации: 2007-03-28 17:12:22