Архив

Демографическая миссия Российского государства

Владимир Якунин — кандидат политических наук, Президент ОАО «РЖД», научный руководитель Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования.

 

Тема о связи национальной идентичности и демографического кризиса сформулирована так не случайно. И обществу, и специалистам давно очевидны тревожные проявления демографического кризиса в России. Именно поэтому политическое руководство страны ставит задачи его преодоления в разряд приоритетных, в ряд важнейших национальных проектов.

Конечно, далеко не все страны стоят перед проблемой депопуляции. Для некоторых, напротив, актуальной проблемой является перенаселение страны. Но российская демографическая ситуация — особого рода. Нельзя забывать, что Россия — по-прежнему крупнейшая страна на земном шаре. И в этом смысле тенденция к сокращению численности населения может в перспективе актуализировать вопрос о ее территориальной целостности и государственном суверенитете.

 

Задачи научной дискуссии

У кого-то может вызвать недоумение: почему проблемы демографии и национальной идентичности тематически объединены? Такое совмещение содержит весьма глубокий смысл.

На суд научного сообщества выносится гипотеза о существовании прямой зависимости демографических процессов от фактора национальной идентичности.

Разрушение национальных традиций и идентичности народов не только в России негативным образом сказывается на показателях естественного воспроизводства населения. В России, в частности в 90-е годы, в рамках неолиберальной ценностной парадигмы на уровень индивида настойчиво привносилась эгоцентрическая установка жизни для себя, а не ради детей и не ради предков.

Общество, утратившее связь между прошлым и будущим, обречено. Прошлое традиционно олицетворяют родители, будущее — дети. О симптоме разрыва данной связи в России свидетельствует произошедшее в 1990-е гг. резкое снижение уровней рождаемости и продолжительности жизни. В восстановлении общественной заботы о детях и пожилых видится один из главных приоритетов государственной политики.

Проблема российского демографического кризиса непроста. Состояние экономики, экологии, миграция, политическая нестабильность и даже стихийные явления - по-разному влияют на рождаемость и смертность людей, продолжительность их жизни и другие аспекты воспроизводства населения. Для научного сообщества сегодня крайне необходимо провести анализ всех этих проблем, попытаться найти ответы на непростые вопросы, предложить обществу и государству действенные рецепты по их решению.

Целью настоящего исследования было определить значение государственной управленческой политики в области регулирования демографического развития.

 

Что представляет собой «портрет» российского демографического кризиса

Наиболее красноречивы сравнительные данные рождаемости, смертности, ожидаемой продолжительности жизни.

Главными чертами кризиса является — подчеркнем это — системное изменение всех без исключения показателей демографического состояния в негативную сторону: рождаемость снизилась, смертность повысилась, ожидаемая продолжительность жизни упала, и даже миграционное сальдо с точки зрения теряемого страной через эмиграцию и приобретаемого через иммиграцию качества человеческого капитала выглядит для России пока неприемлемо.

 

Управляемо ли демографическое развитие?

Возможно ли для России справиться с демографическим кризисом, и в принципе — есть ли в современном мире государственно-управленческие возможности воздействовать на демографическое развитие?

Говорят, что низкая рождаемость в современном мире предопределена. Однако демографический опыт стран традиционного распространения ислама свидетельствует об обратном. Не вызывает сомнений, что многодетность мусульманских семей во многом определяется спецификой религиозной традиции. Активная репродуктивность сохраняется в настоящее время и в других цивилизационных сообществах. Высокий уровень рождаемости в Индии, в Израиле, в странах Латинской Америки, в США.

Следует также заметить, что российская империя находилась в начале XX века в разряде наиболее репродуктивно развивающихся стран мира. Православие, очевидно, играло в плане влияния на демографические показатели российского населения ту же роль, которую ислам оказывает на репродуктивные установки современных мусульман. Обнаруживаются, таким образом, закономерности связи высокого уровня рождаемости с сохранением национальных, в частности религиозных традиций.

Иногда в качестве критики президентских инициатив по выводу России из состояния демографического кризиса можно услышать, что ситуацию с низкой рождаемостью исправить не удастся, поскольку низкая репродуктивность будто бы есть неотъемлемая характерная черта постиндустриальной фазы развития. Говорится, что уровень рождаемости в России соотносится с общей демографической планкой западного мира. Тезис этот нуждается в корректировке.

Действительно, Европа находится в настоящее время в фазе низкой репродуктивное™. Но европейская демографическая ситуация в преломлении к мировому масштабу рассмотрения есть скорее исключение из правила, нежели закономерность. К примеру, в Соединенных Штатах Америки рождаемость почти в полтора раза выше, чем в России.

Говорят также, что высокая продолжительность жизни характерна только для сообществ, избравших путь развития, «предписываемый» идеологией глобализма. Мы не подвергаем сомнению объективность мирохозяйственной интеграции, роста влияния глобальных коммуникаций. Но это вовсе не тождественно согласию со стремлением определенных кругов «построить» все страны, народы и цивилизации мира по одному шаблону. В действительности у многих из тех народов, которые придерживаются своих национальных традиций, продолжительность жизни заметно превышает российские показатели.

В отношении третьего из основных демографических показателей — смертности в общественном сознании формируются ряд мифов, например о первостепенной роли алкоголизации. Однако детальный анализ показывает, что алкогольная смертность это скорее не причина, а во многом следствие социального дискомфорта, потери смысла жизни, утраты общенациональной идеи, столь важных в жизни российского населения.

Индикатором неблагополучия демографической ситуации в России может служить то обстоятельство, что она отстает по каждому из основных показателей естественного воспроизводства населения (рождаемость, смертность, продолжительность жизни) от большинства бывших союзных республик на постсоветском пространстве. Тот факт, что, опережая их в экономическом отношении, Российская Федерация отстает от них по параметрам демографии, есть лишнее свидетельство ограниченности представлений о материальном детерминизме в демографических процессах.

 

Демографическое развитие и государство

Демографическая ситуация лучше, чем какая-либо иная сфера жизни общества свидетельствует об его жизнеспособности, наличии предпосылок устойчивого развития государства, уровне социального комфорта и уверенности граждан в завтрашнем дне. Стремление к продолжению потомства есть важнейшее свидетельство желания людей жить на родной земле, на своей родине.

В современном мире с его кризисами и катастрофами, слабо регулируемыми миграционными потоками, насилием, несправедливостью и множеством иных неблагоприятных явлений существует немало причин, снижающих демографические показатели. Среди последних не только материальные причины, дефицит социальных ресурсов, но и утрата цивилизационной идентичности, механизм влияния которой на демографические показатели заключается в комфортности или дискомфортности нахождения индивида в среде обитания. Неслучайно даже в благополучной Европе бьют тревогу, нередко прогнозируя время, когда на свет появится последний коренной немец или англичанин.

Будучи реалистами нельзя отрицать значимость экономических и материальных факторов при урегулировании демографической ситуации. По общему правилу, люди, не испытывающие серьезных материальных проблем, могут уверенно смотреть в будущее, оказываются способными к обеспечению благоприятных экономических условий и жизненной карьеры своих детей.

Столь же важно помнить и о другой стороне дела, демонстрирующей, что материальная составляющая не является единственной, а в некоторых ситуациях даже доминирующей причиной. Нельзя забывать, что государство, как писал Аристотель — это прежде всего общение, форма внутренней взаимосвязи граждан. В этом смысле государство демонстрирует другую, подчас более важную сторону своей природы.

В частности, оно формирует атмосферу, духовный климат общения граждан, а с другой стороны, помогает или не помогает раскрытию характера их культурных ориентации и ценностей, реализует ту или иную степень усвоения людьми консолидирующих общество идей. С этой точки зрения государство понимается как такое социальное пространство, которое может либо способствовать, либо препятствовать реализации жизненных стратегий своих граждан, в частности репродукционных.

С этих позиций и с точки зрения решения демографической проблемы государство — это не столько аппарат управления, административный механизм — пусть даже безупречного распределения и перераспределения общественных ресурсов, сколько культурная общность, сообщество граждан, приверженных совершенно определенным идеалам и ценностями. Эти ценности и традиции интегрируют сообщество граждан, становятся основанием их идентификации, осознания приобщенности к единой нации, солидарности со своими соотечественниками.

Однако, в условиях глобализации мира, неуклонного роста информационной открытости государств, интенсификации межкультурных межцивилизационных контактов нельзя полагаться лишь на естественное самовоспроизводство этих идей, повседневное осуществление традиций.

Во-первых, интенсивный идеологический дискурс, неостановимое борение идей и представлений не всегда создает адекватную среду для сохранения традиций и обычаев нашего народа, их закрепления в сознании молодежи, вступающих в жизнь поколений. В этом плане государство просто обязано предупреждать чужеродные либо реакционные формы перерождения отечественных ценностей и традиций, противостоять радикальным и экстремистским способам их освоения.

Во-вторых, государство должно поддерживать неизбежный синтез национальных ценностей с передовыми идеями и представлениями других культур, способствовать их осовремениванию, внутреннему развитию, учету ими новых реалий. Ну и, наконец, жизнеспособность базовых для общества идей должна постоянно поддерживаться сознательными усилиями властей, да и всех ответственных политических сил по их закреплению в сфере воспитания, культуры, образования, нравственности.

Понятно, однако, что для того, чтобы стать достоянием общества эти идеи должны быть не только четко артикулированы, но и институционально поддержаны и закреплены в этих основополагающих сферах, ответственность за состояние дел в которых прежде всего несет государство.

В конечном счете, это направление деятельности государства способно показать, складывается ли в обществе — и насколько долго — тот внутренний климат, та духовная атмосфера, которая сможет помочь человеку поддерживать свой микромир, реализовывать свои внутренние цели, в том числе и в части продолжения рода.

Так что, не только сбои в системе государственного регулирования, но и попытки механического заимствования и пересаживания на национальную почву несвойственных нашему сообществу ценностей и идей (деформирующих традиционные идеалы) могут обернуться не только управленческими ошибками, но и широким кругом тяжелых общеполитических последствий, в том числе и инициацией дезинтегративных процессов. Что, по понятным причинам, вызывает и негативные демографические резонансы.

В этом отношении нам важно подчеркнуть, что в любом, в том числе и в российском, социуме складывается двоякая зависимость управленческих и социальных, демографических процессов. Так, с одной стороны, эффективность действий политико-административных структур напрямую испытывает зависимость от культурно-ценностного содержания общественных связей, уровня ценностной интеграции населения, элитарных и неэлитарных слоев.

С другой стороны, жизненные стратегии граждан, возможность реализации ими своих подлинных интересов и целей обусловлены характером государственной политики, результативностью действий структур власти и управления, в том числе и их усилиями по поддержанию должной духовной атмосферы общественного развития.

Учитывая это соображение, стоит отметить, что у различных государств существует весьма неидентичный потенциал в деле решения демографических проблем. «Что русскому здорово, то немцу смерть», — сказано давно и метко. В любом случае даже сильный управленческий аппарат без внутреннего единения с национально определенными основами общества не способен решать социально и индивидуально значимые для людей задачи.

По этой причине следует всегда помнить о громадном конструктивном потенциале, который заложен в области духовной и идейной солидарности граждан, внутренней интегрированности общества. В этом смысле значение идей национального сплочения, национальной идеи для решения задач демографического характера носит отнюдь не риторический характер.

Искомый людьми социальный комфорт проживания в нашей стране и достижения своих интересов, уверенность в будущем неразрывно связаны с укреплением ценностных оснований гражданской жизни, повышением персональной значимости принципов справедливости, патриотизма, лучших национальных обычаев и традиций. И именно такая политика способна резко повысить возможности российского государства при решении демографических проблем. Эксперимент 90-х годов показал, что когда она — эта политика — другая по своим смыслам, то как раз и возникает демографический кризис.

Конечно, мы далеки от того, чтобы преуменьшать значение иных и прежде всего экономических факторов для преодоления кризиса депопуляции. Это, безусловно, комплексная проблема, которая требует учета столь же широкого круга факторов и активизации усилий властей в различных областях жизни. И в этом смысле крайне важен рост уровня доходов населения и его занятости, обеспеченность граждан добротным и доступным жильем, повышение качества медицинских услуг.

В русле такого круга вопросов для нашего общества крайне болезненно выглядят проблемы борьбы с алкоголизацией, наркотизацией и другими социальными болезнями нашего населения; решение материальных проблем женщин при рождении детей (особенно в молодых и малообеспеченных семьях) и т. д. Однако, понимая всю важность материальных и социально-экономических рычагов решения демографических проблем, нельзя сводить к ним весь перечень требуемых от государства мер.

Более того, учитывая сложившееся в последние годы пренебрежение к воспитательным мерам, и осознавая, что одним из важнейших источников образовавшегося в демографической области положения стала общая ситуация в духовной сфере общества, думается, нужно акцентировать значение именно этого фактора. И это понятно, ибо, как показывает опыт, кризисная ситуация в этой — да и не только в этой! — сфере общественной жизни в значительной степени вызвана кризисом объединяющих страну национальных ценностей, идейной дезориентацией людей, их разуверенностью в способности государства решать повседневные проблемы общества на основе принципов справедливости и порядка, да и просто утратой элементарного гражданского самоуважения.

Говоря о духовном единении российского общества, нельзя обойти вопрос об эволюции базовых ценностей наших сограждан в условиях глобализации и интенсификации межкультурных контактов. Сегодня этот вопрос обретает особое значение и даже остроту. Ведь последствия от культурного облучения другими, в том числе и мало приемлемыми для нас идеями, могут нести совершенно иной социальный и политический заряд.

Ни для кого не секрет, что культурные — а точнее, контркультурные — эксперименты (особенно в молодежной среде) способны продуцировать у людей разнообразные формы отчуждения от социума, неуважения к власти, встраивать в их системы миропонимания элементы радикализма и экстремизма. От таких порожденных информационной открытостью мира форм ценностного синтеза страдают многие, в том числе и демократически развитые страны. Однако, крепость институтов государства и гражданского общества помогает им справляться с такими деструктивными эффектами.

В то же время в нашем отечестве слабость многих органов государства, их неумение ясно заявить понятные для людей идейные приоритеты, выстроить соответствующую линию поведения, наглядно продемонстрировать ее преимущества, не то что не помогает решать эти проблемы, а даже усугубляет имеющиеся в этой сфере трудности.

Можно привести немало примеров того, как государство «делает промахи» по части идейного влияния на общество. Однако, пожалуй, самым ярким подтверждением этому является несбалансированность его политики по отношению к СМИ. И дело даже не в том, что власти применяют административные рычаги воздействия на многие органы массового информирования, плохо борются с провокациями или не могут обеспечить конституционный порядок на информационном поле, удалив с него всевозможных экстремистов и шовинистов.

Главное, что естественный в любом уважающем себя государстве нравственный контроль за СМИ подменяется контролем бюрократическим, не несущим гражданам ни ясного понимания перспектив общественного развития, ни уважения к государству. В результате этот мощнейший аппарат коммуникации власти с населением утрачивает свою идейную, патриотическую направленность, как правило «рассыпаясь» на защиту различных корпоративных интересов, амбиций отдельных политических деятелей или бюрократических страт. И это особенно досадно, поскольку информационный ресурс становится ныне системообразующим фактором проведения государственной политики.

Учитывая трудности и особенности политического позиционирования в информационном пространстве российское государство должно делать все, чтобы, сохранив уникальность отечественной культуры, лучшие духовные традиции русского народа и его цивилизационную специфику, включить весь этот потенциал в свою повседневную политику, в механизмы реализации стратегических целей и задач. Думаем, что именно этот источник социальной активности способен укрепить единство российского общества, повысить уверенность наших людей в позитивной перспективе будущего развития страны, усилив тем самым шансы на успешное решение социальных и демографических проблем.

Наличие глубинной связи социально-демографических показателей развития общества с культурной идентичностью населения позволяет говорить о возможности более четкого цивилизационного оформления государственной политики. Так, памятуя о том, что в конце XIX — начале XX вв. важнейшим фактором высокого уровня рождаемости и прочности семейных уз являлись православные традиции и ценности, было бы странно игнорировать этот факт при организации системы гражданского воспитания и стимулировании повышения рождаемости населения.

Это же основание дает хороший повод для усиления взаимодействия государства с церковными структурами и институтами в деле пропаганды ценностей семьи, брака, деторождения. Представляется, что и в более широком контексте государство должно усиливать взаимодействие в этом направлении со всем спектром сторонних — коммерческих, неправительственных и даже международных — организаций, способных поддерживать его политику по социальному позиционированию цивилизационных традиций и ценностей. Учитывая, что эти ценностные источники должны быть очищены государством от своих несовременных, т. е. сдерживающих развитие культурных оболочек, думаем, что в этом направлении у властей существуют все возможности для качественной активизации демографически ориентированной активности большинства российского населения.

Безусловно, в силу многонационального состава российского населения, многовековых традиции межконфессиональности, совместности жизни разных этносов и народов всяческого уважения заслуживают все традиционные религии и культуры страны. Именно этот подход к культурному многоцветью страны и есть суть нашего понимания российской цивилизационной идентичности, интегрирующую основу которой исторически составляло русское культурное и государственное созидание на протяжении многих веков.

Стоит сказать и еще об одном факторе, также несущем на себе отпечаток цивилизационного толка и усиливающем активность государства в деле решения демографических проблем. Речь идет о взаимосвязи численности населения с развитием геополитических отношений в современном мире и решением многих геоэкономических и стратегических проблем российского государства. Возрастание численности общества является весьма и весьма прагматической задачей государства при реализации целого ряда геоэкономических и геокультурных ориентиров развития России.

Принимая во внимание все эти грани цивилизационной специфики российского общества, следует подчеркнуть необходимость формирования многовекторной государственной политики, которая смогла бы учесть и запрограммировать все основные проявления отечественной идентичности. Поэтому, к примеру, пропаганда рождаемости для российских мусульман или буддистов, жителей Приморья или Чечни, а, следовательно, предлагаемые им программы и решения других аспектов демографических проблем безусловно должны обладать своим специфическим содержанием.

Иными словами, креативность государственной политики в этом отношении должна быть поистине неисчерпаема, и при этом лишена механического заимствования приемов, характерных для других — в том числе демографически весьма успешных — стран (например, страдающего перенаселением Китая).

Принципиально важно, что обобщение мирового демографического опыта доказывает принципиальную результативность такого рода усилий. Более того, возможно, что уже в обозримом будущем мы станем свидетелями новой волны репродуктивного прогресса человечества, неким демографическим аналогом «третьей волны» Тоффлера.

Однако, не претендуя на доказательство таких обобщений относительно судеб всего человечества, можно с уверенностью говорить о том, что даже тот потенциал, который имеется у нашей страны, демонстрирует, что никакой фатальной приговоренности России к вымиранию не существует.

Мы видим, что демографический кризис спровоцирован социально-политическими событиями разной исторической глубины, и вполне может быть обратим, если государство, проведя достоверную и детальную диагностику, построит свою комплексную демографическую политику как ответ на эту диагностику. Если государство не будет ограничиваться только отдельными, часто лежащими на поверхности, но не самыми ключевыми и эффективными мерами.

Россия, как государство, находящееся на перекрестье межцивилизационного диалога и опыта, обладает демографической возможностью, которая сочетала бы характерную для Запада высокую продолжительность жизни со свойственной для ряда стран Востока высокой рождаемостью населения. Однако, эта возможность может быть реализована не автоматически, а лишь в результате напряженной работы власти и общества, на основе их внутреннего единения и консолидации.

И эта работа вполне оправдана. Мы уверены, что российский демографический кризис преодолим.


Дата публикации: 2010-02-01 01:18:51