Архив

Родителям запретят наказывать детей?

Несмотря на то, что либеральная идеология уже успела порядком скомпрометировать себя в политике и экономике, ее принципы почему-то до сих пор воспринимаются как неоспоримое руководство к действию во многих других сферах жизни. Например, в таком исключительно важном деле, как воспитание подрастающего поколения. И если послушать отдельные высказывания высокопоставленных чинов, наделенных властью принимать решения по этому вопросу, то за будущее России (в лице наших детей) становится, откровенно говоря, тревожно.

Влиятельные силы в нашем обществе уже практически открыто выступают за то, чтобы возвести «дни непослушания» родителям в ранг закона. Естественно, что под такие призывы к «растлению малолетних» (в моральном смысле) подводится внешне вполне респектабельная (импортированная к нам с Запада) идеологическая база, разработанная в рамках парадигмы либерально понимаемой толерантности и принципов ювенальной юстиции.

О том, насколько далеко может зайти процесс приобщения наших детей к «благам западной цивилизации», можно судить по программному заявлению нового уполномоченного при президенте РФ по правам ребенка Павла Астахова. Известный адвокат, получивший столь ответственное назначение на госслужбе, фактически озвучил свое педагогическое кредо, которое он, надо полагать, будет воплощать в жизнь на своем руководящем посту. А кредо это заключается в том, что болезненные и обидные шлепки, которым награждают родители своих чад за проступки, являются основанием для контроля над семьей со стороны органов опеки.

Такое заявление Павел Астахов сделал в интервью газете «Известия».

«Эти действия — вне закона. Весь мир борется с насилием в семье. Ребенок может нести только моральное наказание», — цитирует издание его слова.

Уполномоченный по правам ребенка обратил внимание и на то, что в законодательстве не хватает конкретики о том, в каких же случаях следует изымать детей из семей.

«Надо прописать, какие основания — „железные“ для немедленного изъятия ребенка, а какие недостатки и в какой срок родители должны устранить. Такие правила могла бы разработать правительственная комиссия по делам несовершеннолетних», — заявил Астахов.

Таким образом, по его мнению, из традиционного педагогического инструментария родителей «кнут» (а в данном случае — ремень) нужно силой государства изъять и оставить один только «пряник». Странная, мягко говоря, позиция. Никто ведь не выступает за применение в отношении детей травмирующих наказаний. Но по логике Астахова получается, что даже чисто символический шлепок ребенку по мягкому месту может являться поводом для начала рассмотрения вопроса о его изъятии из семьи.

Наверное, по мнению сторонников такого, мягко говоря, экзотического подхода к воспитанию подрастающего поколения, «шлепки в законе» могут практиковаться исключительно в качестве элемента сексуальной игры взрослых. В общем, ювеналы своей «заботливой рукой» старательно закладывают мину замедленного действия под социальный институт, который до сих пор считается «ячейкой общества». Но сегодня он рискует пасть жертвой нескончаемых либеральных экспериментов над здравым смыслом и его носителями.

А видел ли г-н Астахов хоть одного нормального человека (социально зрелую и ответственную личность), выросшего в условиях, которые он сам предлагает? Или России уготована судьба стать полигоном для еще одного безумного либерального эксперимента? После катастрофических по своим последствиям для страны попыток создания в России не обремененного каким-либо государственным вмешательством «идеального» (а на самом деле — коррупционно-олигархического) рынка нам предлагают внедрять «идеальную модель» воспитания детей без участия родителей.

Что касается использования исключительно моральных методов наказания, то было бы любопытно посмотреть, как адепты ювенальной юстиции и неограниченного суверенитета «маленькой личности» будут зачитывать очередную выдержку о необходимости соблюдения морального императива из «Критики чистого разума Канта» своему трехлетнему распоясавшемуся сорванцу, который после всевозможных уговоров и увещеваний попытался сломать руку младшему братику. Так, наверное, и будут увещевать до тех пор, пока не получат свежеприобретенного инвалида в семье.

Заявление Павла Астахова комментирует директор Института демографических исследований Игорь Белобородов

В данном случае глубоко уважаемый мною человек и высокий профессионал оказался заложником своих должностных обязанностей.

Я думаю, что на эту позицию не случайно назначили человека столь медийно раскрученного, чтобы продвигать совершенно пакостную и тлетворную для России идею. Безусловно, все эти толерантные тенденции (такие, как ювенальная юстиция) идут к нам с Запада. Они становятся в один ряд с такими человеческими пороками, как гомосексуализм, усыновление детей педофилами, аборты и т. д. Это — все то, что сегодня приветствуется европейской юстицией и активно продвигается в Россию. И уже невозможно не замечать этого. Целая государственная структура и журналистские коллективы заряжены на то, чтобы всячески обосновывать необходимость введения ювенальной юстиции.

По-моему, уже не проходит и дня без того, чтобы на Первом канале не была бы показана какая-нибудь ужасная семья, где издеваются над детьми. А ведь раньше таких сюжетов не было, а на Первом канале и на многих других сюжеты не выходят просто так. Есть какой-то очень четкий план. И кем-то наверху он очень плотно курируется. Одно из звеньев этой цепочки — последнее высказывание Астахова.

Фактически, это — прямой путь к тому, чтобы поставить родителей в уязвимое положение. Ведь очевидно, что 99,9% душевно здоровых, нормальных и адекватных родителей применяют в отношении своих детей такие наказания. Это — константа воспитательного процесса, что могут подтвердить и педагоги, и психологи, и социологи. Да и православные священники говорят, что это необходимо. Если почитать русскую литературу, посмотреть нашу историю и семейные традиции, то мы увидим, что без этого никогда не обходилось.

Другое дело, что наказание должно быть адекватным. Это — воздействие в рамках имеющейся над ребенком родительской власти. Естественно, что злоупотребления этой властью ни в коем случае быть не должно. Да и ни один любящий родитель не позволит себе причинить ребенку физический вред. А если позволит, то на выявление таких случаев и наказания виновных у нас есть около 8 ответственных инстанций — начиная от органов МВД и заканчивая опекой и попечительством.

Так что, напротив, волноваться нужно по поводу все меньшего участия родителей в воспитании детей, что легко объясняется демографически. Поколение людей, выросших в однодетных семьях, теперь, когда они уже сами создали собственные семьи и стали родителями, не научено тому, как правильно проводить процесс социализации детей, ибо сами выросли в не совсем полноценных условиях. Не имея братьев и сестер и вырастая в т. н. «двухкарьерных семьях», где мама и папа всегда работали, а ребенок был, как и сейчас, предоставлен сначала садику, а потом — школе и улице с дворовой лексикой, часть родителей не только не злоупотребляют своей властью, но, наоборот, самоустраняются от воспитательного процесса. Так что они вообще никогда не применяют многих методов воздействия на ребенка (в т. ч. физических), которые в некоторых ситуациях бывают остро необходимы. В результате мы получаем ущербное, криминальное поколение, людей, которые спиваются, становятся наркоманами, вступают во внебрачное сожительство, бросают своих же детей и т. д. Внебрачные беременности, аборты, различные девиации — как раз следствия недостатка воспитания.

Так что нужно не запрещать родителям воспитывать своих детей (в рамках закона, разумеется), а, наоборот, обязать родителей применять к своим детям по мере необходимости методы воспитательного воздействия, в т. ч. физические наказания. Иначе это — не родители, а их суррогат, если они не в состоянии воспитать достойного гражданина.

Зачем нужна семья, если родители не могут, когда надо, шлепнуть ребенка и объяснить ему, что так поступать нельзя, что некоторые поступки являются недопустимыми в нормальном обществе? Именно из этого произрастают нравственность в обществе и моральные рамки. Сейчас они у нас очень размыты.

Так что инициативы, подобные астаховской, в стране традиционной культуры и православным прошлым, настоящим и, я надеюсь, будущим, не совсем понятны. Кстати, хотелось бы отметить, что мама Павла Астахова является православной монахиней. Так что он мог бы посоветоваться с ней, прежде чем делать подобные высказывания. Пока мне трудно понять логику его мыслей и действий. Но не исключено, что в душе отца троих детей происходит внутренний конфликт. Видимо, он находится в стесненных обстоятельствах. Потому что, я убежден, сделать такое высказывание от своего ума отец троих детей просто не мог. Значит, надо искать, в чем причина.


Дата публикации: 2010-01-30 01:24:38