Архив

Ювенальная юстиция — это антисемейная и антидемографическая технология
Белобородов Игорь Иванович —
кандидат социологических наук;
главный редактор портала Демография.ру;
директор РОО «Институт демографических исследований»;
директор Московского Демографического Саммита (2011);
координатор Всемирной пролайф-кампании
«От океана до океана»
директор Благотворительного фонда
в защиту семьи, материнства и детства

Ювенальная юстиция — это антисемейная и антидемографическая технология. С того момента, когда изобрели социальную инженерию, а произошло это достаточно давно — еще нацистская Германия использовала разного рода такие практики — стало очевидно, что можно влиять на институт семьи.

Нет большой необходимости влиять на отдельно взятого человека — с этим справляются СМИ и другие институции. Но для того, чтобы разрушить какое-то общество, взорвать его изнутри, а мы видим и по столкновению мнений в ООН, и по растущему внешнеполитическому напряжению — отнюдь не так много стран, которые дружественно настроены к России. Если посмотреть высказывания исторических личностей, наших национальных лидеров, в том числе, императоров России, то они как раз-таки всегда предостерегали: не доверяйте даже тем, кто называет вас союзниками, потому что союзников у нас всего лишь два, — армия и флот.

В данном контексте для снижения рождаемости и деградации традиционной семьи нельзя придумать ничего лучше системы ювенальной юстиции.

Что это такое? Фактически, целый комплекс мер, подрывающих авторитет родителей, под самыми разными предлогами навязывающий детям автономную этику, сегментирующий институт семьи, показывающий, что дети имеют некую правовую, социальную самостоятельность.

Между тем, в семье это никогда не отвергалось, наоборот, самостоятельность личности в ее самом лучшем виде обеспечивалась за счет семьи, состоящей из нескольких поколений.

Ювенальная технология была очень хорошо «обкатана» в европейских странах, в частности, в Германии, во Франции, в той же Финляндии.

В чем была особенность Франции? Никто совершенно не стремился забрать детей у иммигрантов, у арабов, потому что очень сильные общины могут постоять за себя, хотя, с точки зрения французской ювенальной юстиции, именно в тех семьях могло быть немало нарушений прав детей.

У нас происходит то же самое: никого не интересуют дети наркоманов, алкоголиков, потому что в этих слоях дети изначально не привлекательны для будущего усыновления. К тому же я не слышал ни об одном случае (хотя в прошлом году лишили родительских прав около 50 тысяч родителей), когда бы вмешались в семью на Северном Кавказе.

Недавно были собраны сотни тысяч подписей против закона о социальном патронате. То, каким образом игнорируется мнение родителей, сегодня вызывает даже не возмущение, а реакцию полного шока.

То, что Россия может создать систему, которая не будет похожа на европейскую, звучит как некая положительная оговорка: дескать ювенальная юстиция — не для того, чтобы забирать детей, а для существования отдельного ювенального правосудия. Однако лишь 2% всей ювенальной деятельности замыкается на подобные суды.

На самом деле система направлена на на борьбу с родителями благополучными, родителями социально-компетентными, но, к сожалению, порой недостаточно обеспеченными, и в этом вина государства, а отнюдь не этих родителей.

На государственном уровне совершенно правильно ставится вопрос о том, что необходимо поощрять многодетность, необходимо повышать рождаемость, но в то же время у нас одна из самых бедных категорий населения — это многодетные семьи. Но они сейчас оказываются по двойным прессом, в силу того, что они бедные, и могут лишиться детей.

Таким образом подрывается идея демографической политики в том русле, которое сейчас требуется России.

Сегодняшними правовыми новациями до непростительных пределов расширяются полномочия органов опеки. Это чревато коррупцией, поскольку чиновник, представитель социальной службы заинтересован в угрозах родителю.

Он может требовать за отсутствие карательных действий какое-то вознаграждение, потому что в настоящее время судьба российской семьи полностью находится во власти этих органов. Служащим навязываются определенные инструкции, они понимают, что получили очень хороший рычаг власти.

То есть создается новое сословие, которого начинают бояться и которое это чувствует.

Вот что сегодня происходит в России. Конечно, этого допустить нельзя.

Я думаю, что подобные новации, во-первых, вызовут еще более серьезное усугубление демографического кризиса.

И, во-вторых, я не исключаю, что в определенный момент все это будет иметь и политические последствия, потому что речь идет о самом дорогом, что есть у человека. Кто его знает — в России всякое случалось...


Дата публикации: 2012-11-11 23:26:39