Архив

Международная конференция в Беларуси:
«Демографическая безопасность и современные технологии сбережения репродуктивного здоровья»

Экстракорпоральное оплодотворение в Беларуси узаконили, а специалисты продолжают придерживаться различных мнений относительно данной процедуры. Кто-то считает ее вредной для здоровья женщины, кто-то греховной, а кто-то полагает, что ЭКО — единственная возможность для многих женщин стать матерями. Кто прав?

Этим вопросом задалась корреспондент interfax.by, побывав на завершившейся в Минске международной научно-практической конференции «Демографическая безопасность и современные технологии сбережения репродуктивного здоровья».

Тадеуш Василевски, доктор, директор «NZOZ Na_Pro Medica»:

— Я 14 лет занимался ЭКО, был одним из лучших докторов в этой отрасли, но пришел к выводу, что это слишком болезненная с этической и физической точки зрения процедура, и ушел из хорошей клиники, где достиг высот, на улицу. Что меня так разочаровало в методе ЭКО? Главное — это этический момент. Мы убиваем не рожденных детей. Во время процедуры ЭКО мы, по сути, занимаемся евгеникой, как некогда делал Гитлер. Мы отбираем наиболее крепкие эмбрионы и подсаживаем их женщине, а остальные замораживаем или уничтожаем. Часть замороженных гибнет во время заморозки — больные, слабые или поврежденные никому не нужны. И здесь у нас вскрывается еще один момент: если я болен и мне нужна помощь третьего лица, меня нужно убить? А мы точно так же поступаем с зародышами.

Я много лет задавался вопросом, с какого момента начинается жизнь человека. И у меня не осталось сомнений в том, что с момента зачатия. А значит, в процессе ЭКО губится много жизней. Никому не интересно уповать на оплодотворение путем скрещивания одной яйцеклетки с множеством сперматозоидов, потому как в этом случае эффективность процедуры ЭКО будет менее 5%. А для того, чтобы она была относительно высокой — в районе 28%, необходимо выращивать многих эмбрионов и подсаживать женщине 3–5 из них.

Когда я понял, что каждый зародыш — это мой маленький пациент, больше ни минуты не смог работать в программе ЭКО.

ЭКО — достаточно болезненная процедура для женщины, и она не проходит бесследно для ее здоровья, особенно если женщина подвергается ей несколько раз. Перед каждым из них она получает огромные дозы гормонов и других лекарственных средств, которые сначала провоцируют ее организм на выработку большего количества яйцеклеток, потом — на сохранение беременности.

Все знают, что ЭКО — это большая возможность многоплодной беременности. И женщина, сделавшая ЭКО, сразу попадает в группу риска по многим параметрам: это и пороки развития плода, и низкая масса тела детей, и выкидыши, и преждевременные роды, и сниженный иммунитет детей, и высокий риск их младенческой смертности.

Кстати, о детях, рожденных методом ЭКО. Уже доказано, что дети ЭКО на 30–40% чаще болеют генетическими заболеваниями, чем дети, рожденные естественным способом. В 20–30 раз чаще у таких детей происходят мутации генов. Генетики признают, что боятся строить прогнозы относительно того, как эти мутации отразятся на человеке и человечестве в будущем.

Интересно еще и то, что во многих случаях люди, которые идут на ЭКО, оказывается, могут обойтись и без него. Есть много методов распознавания и лечения неплодности женщины, улучшения сперматогенеза у мужчины, которые позволяют избежать ЭКО и родить ребенка естественным путем. Я это знаю совершенно точно, так как сейчас именно такими пациентами и занимаюсь.

Игорь Белобородов, директор института демографических исследований, кандидат социологических наук (Россия):

— С распространением метода ЭКО появляется опасность, что через несколько поколений мы начнем сталкиваться с большим количеством кровосмешений. В брак смогут свободно вступать люди, зачатые от одного и того же донора.

Еще один момент: нельзя быть одновременно за ЭКО и за напротехнологии (natural procreative technology), необходимо сделать выбор. Нельзя одновременно выступать за повышение рождаемости и внедрять идеи планирования семьи, поскольку они диссонируют друг с другом.

Павел Сердюк, иерей, директор центра поддержки семьи и материнства «Матуля» при приходе храма святого Николая Японского г. Минска Белорусской православной церкви:

— Моя компетентность локальна, и я не могу обсуждать документы, касающиеся этой процедуры. У представленных на конференции методов есть очень хорошие нравственно-этические преимущества перед теми же ЭКО. Естественно, выбор выступающих на этой конференции созвучен и моим мыслям как христианина и как пастыря.

Православная церковь представила свою официальную позицию по вопросам биоэтики в «Основах социальной концепции РПЦ», документе, принятом на юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 году.

На сегодняшний день практика ЭКО связана с редукцией, то есть уничтожением зародыша, который для кого-то является эмбрионом, а для церкви — человеком. Ведь тот, кто будет человеком, уже человек — и эта христианская максима присутствует в позиции православной церкви.

Александр Барсуков, главный акушер-гинеколог Министерства здравоохранения Беларуси:

— ЭКО — это метод лечения бесплодия, когда другие виды лечения парам не помогают. ЭКО, конечно, не решит всех вопросов, но способно помочь около 14,5% пар с бесплодием. В нашей стране ранее не существовало законодательного акта, в котором бы проговаривались все моменты, связанные с репродуктивными технологиями, также у нас не было банка спермы, банка генетического материала, у нас не было возможности все верно формулировать юридически. В законе регулируется все: количество использованных донорских материалов, возраст женщины, медицинские показания.

Противники ЭКО пугают нас «инцестом» — мы же говорим об «имбридинге», а чтобы его не было, принимаем решение сократить использование одного донора в программе ЭКО до 20. А эффективность данного метода, напомню, составляет 30–35%. И сколько там будет тех эмбрионов?

Да, закон вызвал очень широкий резонанс. И связано это, в первую очередь, с тем, что мы вывесили его в открытый доступ, выслушивали мнение всех, обсуждали, вносили изменения, согласовывали их. А могли просто тихо принять его — и все.

Сложно назвать точную цифру, сколько ЭКО в Беларуси сейчас проводится. Во-первых, это считается врачебной тайной, поэтому нам все равно — ребенок зачат естественным путем или нет. Вы задайте вопрос в церкви, они спрашивают, как зачат ребенок, когда его крестят? Если он появился на свет после процедуры ЭКО, то у него души нет, его и крестить не будут?

В нашей стране в одном только РНПЦ «Мать и дитя» проводится около 450 циклов в год, из которых 35% заканчиваются наступлением клинической беременности. Но сколько пациенток донашивают до родов, я сказать не могу. Частные же центры в плане статистики мы не отслеживаем.

Публикации по итогам конференции:


Дата публикации: 2011-12-26 03:03:23