Архив

Одна из задач кампании «От океана до океана» — говорить правду, о которой не говорят
Белобородов Игорь Иванович —
кандидат социологических наук;
главный редактор портала Демография.ру;
директор РОО «Институт демографических исследований»;
директор оргкомитета Московского Демографического Саммита (2011);
координатор международной кампании
в защиту жизни и семьи «От океана до океана»

Интервью порталу sobor.by во время белорусского этапа межднародного крестного хода в защиту жизни и семьи «От океана до океана»

— Игорь Иванович, расскажите, пожалуйста, как зародилась идея такой крупномасштабной акции и какие задачи ставят перед собой её инициаторы.

— Хотелось бы начать с того, что к моей огромной радости и к огромному счастью собравшихся и в Полоцке, и в Верхнедвинске наконец-то сюда прибыл крестный ход в защиту жизни и семейных ценностей. Называется «От океана до океана». Крестный ход такого масштаба проводится впервые в истории и имеет своей целью привлечение внимания к проблеме абортов, которые имеют массовое распространение.

Одна из задач нашей кампании, стержневым мероприятием которой является этот крестный ход, — говорить правду, потому что эту правду мы сегодня не услышим нигде: ни на ведущих телеканалах, ни из уст политиков, ни от популярных лидеров общественного мнения, звезд и т. д.

Так сложилось, что у нас принято защищать кого угодно — от животных до автолюбителей, но почему-то тех, кто не может возвысить голос в собственную защиту, тех, кто менее всех виновен — безвинных младенцев, защитить некому. Это ситация абсолютно несправедлива. Она требует не только внимания, но и осмысления.

Поэтому целые группы людей во многих странах (а мы планируем посетить как минимум 23 государства на широком географическом пространстве от Тихого до Атлантического океана, от Владивостока до Португалии) объединились по принципу неравнодушия к самому дорогому, что у нас есть. И те вызовы, которые мы видим сегодня — а это, прежде всего, вызовы, направленные на уничтожение традиционной семьи, представленной мужчиной, женщиной и их детьми, — исходят сегодня от стран англосаксонского мира, от Великобритании, США и их сателитов.

Причем, когда я говорю об этих государствах, я отнюдь не имею в виду народы, населющие эти страны, потому что там много замечательных людей, наших единомышленников (кстати, крестный ход побывает и в этих странах). Но незначительная, жалкая часть политической элиты в этих государствах сегодня проводит очень агрессивную политику.

И этому есть несколько причин. Во-первых, согласно концепции «золотого миллиарда», на земле имеет право жить только незначительная часть состоятельных граждан, проживающих на пространстве США, Европы, Великобритании. И сюда не входят ни Беларусь, ни Россия. Это такая нацистская теория, которая исповедует деление людей на нужных и не нужных, полезных и ущербных. И, собственно, это та идеология, которая была побеждена, прежде всего, белорусами, поскольку именно Беларусь приняла на себя основной удар нацизма и дала основной решающий ответ.

Сегодня то, что происходит в западных государствах (например, 7 июля, был поднят флаг гомосексуального сообщества в виде радуги над Британским правительством), весь тот поток негатива, в частности порнографической продукции, масса программ растлевающего образования, которые идут из США, из Англии, Голландии, Швеции, направлен сугубо на страны славянского мира, на страны Азии, Латинской Америки, то есть те страны, которые могут представлять угрозу геополитическому спокойствию. Сегодня некоторые почему-то берут на себя полномочия решать, кому родиться, а кому — нет, кому продолжать свой род, а кому погибнуть во имя чьих-то коммерческих, политических и других интересов.

И, кстати, о коммерции. Всё, что сегодня наблюдается на этом поле — на поле борьбы с семьей и с жизнями нерожденных детей, имеет очень сильную коммерческую подоплеку. Потому что с внедрением контрацептивных средств, абортивных технологий растет прибыль транснациональных корпораций. То есть получается, что на нашем несчастье и цивилизационном угасании еще умудряются неплохо зарабатывать.

В том числе и на абортах, которые не только позволяют извлечь прибыль за счет самой своей античеловеческой процедуры, но еще и способствуют распространению фактически современной формы каннибализма — омолаживанию с помощью клеткок и органов невинно убиенных младенцев, столь популярному среди ряда известных и состоятельных людей. Это процедура стоить больших денег, но, распространяясь всё больше и больше, она формирует спрос на всёновые и новые аборты, И собственно, против этого всего мы сегодня и выступаем.

Также одной из целей кампании является демонстрация того факта, что нормальные семьи и сторонники семейных ценностей, традиционных, представляют собой подавляющее большинство. Во всех странах. Даже в тех, где исключительно либеральное законодательство, даже в тех, где к власти пришло обезумевшее правительство, независимо от конфессиональной, национальной и территориальной принадлежности, — во всех этих странах, проживают люди, не желющие дальнейшего распространения негатива.

Мы выступаем за традиционную семью, за сохранение жизни нерожденных младенцев, за неприемлемость разводов, сохранения брака, за целомудрие, за супружескую верность, за уважение и гармонию поколений, против эвтаназии (узаконенного убийства медикаментозными средствами пожилых людей в силу того, что они воспринимаются как помеха).

Мы выступаем за то, чтобы семье предоставили право на автономию, чтобы прекратили практику ювенальной юстиции, когда детей отбирают у совершенно благополучных родителей под различными предлогами.

Причем в России, эта совершенно кощунственная совершенно затея направлена, в основном, на благополучные семьи. Так же как в Венгрии, так же как в Швеции, также как во Франции. Десятки тысяч, сотни тысяч семей сегодня страдают от того, что находятся под угрозой забора детей из родных семей, от их родных родителей. И очень часто за этим стоят именно активисты гомосексуальных сообществ, поскольку, не имея возможности призвести детей на свет естественным способом, они хотят забрать их у нас, у нормальных людей. Им не нужны дети из семей алкоголиков или наркоманов, им нужны чистые, опрятные, хорошо воспитанные дети, с хорошей генетикой, из которых они хотят сделать таких же, как и они.

И одним из смысловых посылов кампании «От океана до океана» является жесткое «нет» вот таким вот поползновениям, и на этом пути не моет быть никаких компромиссов.

— Насколько оправдывает себя название «От океана до океана»? Можно ли уже сейчас говорить о том, что кампания получила широкий резонанс?

— Наша задача — привлечь максимальное число людей. Уже сегодня нас поддержали иерархи Церкви, звезды шоу-бизнеса, депутаты Европарламента. Число представителей здоровых сил общества нарастает с каждым днем. Если первоначально мы планировали, что кампания пройдет только от Тихого океана до Атлантического океана, то уже сегодня мы получаем заявки из множества других государств, в частности, от тех же США, Австралии, Латинской Америки, Африки.

То есть путешествие Ченстоховской иконы Божией Матери, которая является покровительницей семьи и брака и символом жертвенности материнства, путешествие, призывающее одуматься и начать наконец начать спасать семью, постепенно становится всемирным. И мы обязательно победим, чего бы нам это ни стоило.

— Почему лично Вас беспокоит эта тема?

— Эта проблема меня беспокоит по многим причинам. Во-первых, последние девять лет своей жизни я занимаюсь общественной деятельностью, связанной с защитой семей и профилактикой абортов. Во-вторых, я являюсь отцом, и меня эта тема по определению не может не беспокоить. И в-третьих, я считаю, что сегодня выражение любого патриотизма должно выражаться для гражданина любого государства прежде всего в защите своей семьи и в защите других семей своих сограждан. Это первая и главная забота. И для Церкви сегодня тоже наступило эпохальное время.

В период становления Церкви, возрождения после советского бесправия и беспредела, очень важно было восстановить сами храмы, отлить и обновить купола, сделать какие-то сугубо внешние вещи, без которых нельзя было воссоздать церковную инфраструктуру. Сегодня же наступает время, когда необходимо устремить все взоры, и об этом говорит, кстати, владыка Пантелеимон (руководитель профильного отдела Русской Православной Церкви), сегодня надо устремить все взоры на духовное возрождение прихожан. То есть сегодня церковный приоритет тоже поворачивается в сторону семьи. Ибо это основа и первичная колыбель людей цивилизации. Если не будет семьи, все завоевания наших предков, за которыми стоит цена большой крови, все культурные накопления, все наши материальные достижения они становятся совершенно бесмысленны.

Есть очень хорошая поговорка: «Свято место пусто не бывает». Если святая белорусская земля не будет в должной мере наполнена людьми, любящими эту страну, живущими ради своих семей, ради государства, то, собственно, эту территорию с большим удовольствием займут другие люди. Все это будет происходить через войны, конфликты, противостояния. И тому есть масса исторических примеров.

Один из них — это история Римской Империи. И очень не хотелось бы такого будущего. Еще сегодня у нас есть время одуматься и повернуть историю вспять, тем более что и Белоруссия и Россия — это государства, обладающие огромным пассионарным потенциалом. И многие войны были выиграны, и многим захватчикам был дан отпор, и многие величайшие гении происходят из наших государств и многие научно-технические, культурные, и прочие достижения, опять-таки, имеют белорусскую и российскую природу. И, собственно, вот эту всю энергию сегодня важно направить на улучшение демографической ситуации, на сохранение и укрепление семей, на спасение невинных нерожденных младенцев.

 

— Особое место в кампании от «Океана до океана» отведено Польше и Венгрии. Почему?

Не только Польше и Венгрии. Сегодня мы делаем упор на Беларусь, потому что находимся здесь, и будем находится долго. Посетим не менее двадцати городов. Но Польша, Венгрия, а также Ирландия — это те государства, которые имеют наиболее строгое законодательство в отношении соблюдения прав матери и прав ребенка на жизнь; их законодательство просемейное в целом — зазищающее традиционную семью.

Как мы знаем, в последние лет, наверное, двадцать на европейском пространстве, особенно если речь идет о центральной и западной Европе, это понятие подверглось значительной дифференциации. В понятие семьи вкладывают всё, что угодно — внебрачное сожительство, однополые союзы. Даже дошли до того, что предоставляют законодательную возможность таким людям усыновлять детей. В мире уже восемь таких государств, несколько из них находится в Европе (в частности, Голландия и Бельгия). Однополые браки приравниваются к понятию семьи.

Больше всего здоровую часть европейского общества печалит тот факт, что этим людям часто дают какие-то преференции, то есть существует явная дискриминация, которая объясняется лукавой правозащитной риторикой. Сегодня основное давление небольшой кучки евробюрократов, которые всячески хотят разрушить институт самой семьи, направлено именно на эти страны: на Польшу, на Ирландию, на Венгрию. Доходит до абсурда, доходит до вмешательство в суверенные дела государств. В частности, в континентальные воды Польши приплывает, допустим, голландский корабль, на борту которого полькам бесплатно делают аборты, заманивают их. А британские компании готовы оплачивать перелет туда и обратно тех польских женщин, которые желают прервать беременность. Вся эта лукавость провозащитной риторики состоит в том, что никого не беспокоит бесплодие, например, польских женщин или заболевание репродуктивной системы.

Никто не готов финансировать действиетльно те вещи, которые требуют помощи. Зато готовы с большим удовольствием и в массовых масштабах убивать нерожденных детей, способствуют дальнейшему бесплодию, демографической деградации.

Эта ситуация — ненормальная. С этой ситуацией не согласно большинство. Но, к сожалению, в руках агрессивного антисемейного меньшинства сосредоточены основные финансовые ресурсы, медийные возможности. Поэтому повестка дня во многом формируется именно этими людьми. И, собственно, что там говорить, если сегодня, например, посмотреть на российскую эстраду, то думаю, не для кого не секрет, что в общем-то большинство раскрученных исполнителейдалеки от традиционной ориентации.

— Возникает ощущение намеренного удара, некого соглашения.

— Не хотел бы уходить в конспирологическую теорию, называть это все заговором. Но факт остается фактом. Если посмотреть эфир на ведущих каналах— как освящаются родительские, детские и супружеские отношения, то все во многом опошляется и формируется установка на то, чтобы подрастающее поколение либо не имело крепкой семьи и серьезных отношений, либо не имело семьи вообще.

Ирландия — это единственная страна в Европе, где сегодня коэффициент рождаемости является достаточным для полного воспроизводства. Нашей глобальной международной кампанией мы хотим поддержать все страны, которые сегодня более всего нуждаются в помощи. Мы часто слышим оттуда жалобы о том, что угнетается действительно все то, что исконно для этих обществ, все то, чем они дорожат с момента своего зарождения. То же самое происходит и в России, и в Беларуси, и в соседней Украине.

— Какова реальная ситуация на этом пространстве?

— Славянский мир стоит перед очень серьезным вызовом. Если посмотреть на прошедшие 15–20 лет, то мы увидим, что численность населения в Беларуси сократилась более чем на 750 тысяч. Это фактически население целого крупного города. Эта потеря, к сожалению, невосполнима.

Мы далеки от того, чтобы отходить в какой-то фатализм или оправдывать теории демографического перехода, якобы нормальности, эволюционности. Ничего подобного. Процесс этот сугубо рукотворный, вызванный вот этим «демократическим» отказом от деторождения.

Почему еще важен этот импульс именно с Востока на Запад? Почему идея была поддержана и в том числе и нашими католическими партнерами за рубежом, западными организациями, которые исповедуют схожие ценности. Страна, которая впервые узаконила аборт, — это СССР. Это произошло в 1920 году.

Ближайшие по времени страны, которые повторили гибельный путь, — страны соцлагеря: Румыния, Болгария, Чехославакия, Венгрия, Польша. Причем они это сделали на 30–40 лет позже. И уже впоследствии, только в 1972, 1976 годах это сделали такие страны, как США, Великобритания. Португалия, к примеру, с большими оговорками, узаконила аборты лишь в 2008 году. Вообще из 198-ми стран, по которым имеется соответствующая статистика, лишь в 55-ти аборты разрешены, причем разрешены далеко не в том либеральном виде, как это имеет место в России и Беларуси. И вот проведением крестного хода в защиту самого главного, что вообще может быть у человека, — детей, семьи, мы просто хотим дать некий обратный импульс.

Существуют такой схожий стереотип, что все хорошее может прийти только с Запада. Сегодня европейская цивилизация, несмотря на все технические достижения, высокий уровень жизни, не является образцом того, как необходимо строить семейные отношения и как, в общем-то, сохранить, элементарно, свое общество, хотя бы численность. Сегодня Франция, Германия, Голландия, Греция и многие другие государства фактически покоряются мигрантами с арабского Востока и из Африки. Сегодня в этом нет ничего удивительного.

Я не устаю повторять, что свято место пусто не бывает. А территория Беларуси, в частности, славный город Полоцк, это действительно места святые. И здесь нет никакого другого выбора, история нам просто не оставляет. Это и опыт Римской империи, и опыт других империй, ушедших в небытие цивилизаций. Либо будет продолжен наш род, либо это место займут чужие. Причем совершенно без всяких предрассудков национальных — просто, как данность. Ибо нет никаких других механизмов. Конечно, сегодня много говорят о вспомогательных репродуктивных технологиях, но немножко позже, когда мы перейдем к содержательным докладам, я коснусь этой темы и покажу, что это далеко не выход.

Поэтому поддержка Ирландии, Венгрии и Польши, о которых вы упомянули, — это лишь часть, небольшая толика того, о чем мы хотим сказать. А все смыслы, которые несет наша кампания, они предельно просты.

Это не запреты: ни в коем случае мы сегодня не говорим о каких-то репрессивных подходах. Мы, наоборот, только «за» — за то, чтобы сохранять жизнь с момента зачатия.

Мы, естественно, за сохранение семей и неприемлемость разводов. Мы однозначно за уважение к старшим поколениям, за неприятие навязываемых извращений, тех же однополых союзов.

Мы естественно, против эвтаназии как формы отрицания и будущего, и прошлого.

И эти смыслы на самом деле объединяют очень многих людей. Просто об этом никто не будет говорить — ни политики, ни журналисты, ни иные лидеры общественного мнения. Эта та тема, которая всегда считалась сама собой. То есть материнство, отцовство, родительство, детство настолько привычно в человеческой природе, что никто не видит надвигающейся проблемы. Но эта прблема — как радиация: вроде не видна, но ее последствия, сказываются с течением времени.

Почему эта тема часто игнорируется политиками? Потому что демографические циклы не совпадают с циклами политическими.

Сегодня в Беларуси существует серьёзная программа — ваша страна вообще является первой страной на постсоветском пространстве, которая приняла концепцию демографической безопасности. Но эта программа требует углубления, расширения. Основы для нашего же спасения существуют. Но очень важно, что первые результаты мы ощутим только лет через 20–25 лет, когда в продуктивный возраст станут вступать люди, воспитанные на новых ценностях. У вас есть профильные ведомства, министерства в любой сфере нашей жизни, будь то экономика, оборона, спорт, туризм, здравоохранение… Но никто мне сегодня не скажет, какое ведомство в Беларуси отвечает за семью, за нравственность, за то, чтобы население не вымирало. Такого ведомства нет. Очень часто говорят, что это вопросы Церкви. Да, возможно. Действительно, христианское вероучение несет в себе все рецепты по выживанию нации.

— Почему именно «Ченстоховская» икона Божией Матери?

 

— Во-первых, это икона — восточно-христианская, хотя и находится в Польше. У нее очень драматичная история. Считается, что автором иконы был сам апостол и евангелист Лука, что это одна из 70 икон, написанных апостолом. И мы долго думали какой логотип избрать для этой важной акции, потому что должна быть какая-то визитная карточка, которая отражает смысл, отражает суть. И поняли: какой бы замечательный логотип мы ни придумали, как бы привлекательно ни выглядела на нём семья, он все равно не отразит духовную составляющую. Поэтому главный символ — это икона Пресвятой Богородицы. Если вдуматься, то более наглядного, более трогательного примера жертвенности материнства мы, наверное, не найдем.

Если посмотреть современными глазами на историю Пресвятой Богородицы, то была ситуации внебрачной беременности. Таких женщин, как правило, преследовали, изгоняли. Это была ситуация полной неопределенности. Я думаю, и в материальном смысле, и в бытовом. Пресвятая Богородица доверилась Богу в полной мере, с радостью выбрав подвиг материнства, именно с радостью.

И поверьте мне, по тем программам профилактики абортов, по которым мы работаем в России, коллеги не дадут мне сказать неправду, очень многие женщины, оказавшись в такой ситуации, сегодня выбрали бы аборты. Наверное, через наш телефон доверия, через психологическую службы (я еще работаю в благотворительном фонде защиты материнства и детства в Москве) прошли тысячи женщин, от которых я слышал много поводов, объясняющих решение об аборте. Я встречал много женщин, которые пошли на этот ша, и теперь очень об этом жалеют по разным причинам. У кого-то распался брак, у кого-то больше нет детей. Кто-то понял, что причины, которые сначала казались вескими, со временем, наоборот, выглядят легкомысленными. Но я еще не встречал ни одной женщины, которая, отказавшись от этого печального, бесповоротного выбора, пожалела бы об этом отказе. Вот ни одной.

Почему Ченстоховский образ? Считается, что он является покровителем семьи и брака, и при этом он объединяет разные культуры, разные страны. Вы знаете, подлинник находится в Польше, в городе Ченстохове, и на всем европейском пространстве и даже, наверное, во всем мире, православные и католики в равной степени чтят эту икону. Она объединяет, она укрепляет, всех нас вместе, и поскольку акция международная, по предложению польских пролайферов, мы избрали этот образ. Сейчас мы видим, что икона повсюду встречается с огромным почитанием. Мы связываем все наши надежды не с нашей активностью, но с заступничеством Божией Матери.

Второе имя этой иконы — Непобедимая Победа. Божия Матерь — надежда на преодоление наших трудностей.




Дата публикации: 2012-08-08 10:40:56