Архив

Самый страшный вопрос переписчика: «Ваши доходы?»

«Одним больше, одним меньше»

Студентки одного из столичных вузов Катя и Ксения — переписчицы в Дорогомиловском районе. Они ведут меня во двор элитного дома на Кутузовском. Девушкам на двоих выделили четыре многоквартирных дома. На вид работенка непыльная: престижный район, не какие-нибудь выселки. Никто не обидит…

— Как сказать, — пожимает плечами Катя. — Нам списки буйных выдали. Сказали, чтобы по этим адресам без участкового не совались. У меня на участке, например, бывший уголовник живет. Кстати, участковый отказался к нему идти. Сказал, мол, одним россиянином больше, одним меньше…

В черных списках есть еще душевнобольные, наркоманы, алкоголики и… футбольные фанаты. Для самообороны от них девчонкам выдали по свистку.

— Один свист — и мы спасены, — смеется Ксения.

На обороте анкеты первый вопрос — «Источники средств к существованию». Среди вариантов ответа — «личное подсобное хозяйство», «сдача недвижимости в аренду», «доход от патентов», «сбережения», «пособия»… Именно этот вопрос и пугает людей больше всего. Многие боятся: ляпнешь что-нибудь не то, а потом налоговая наведается…

«Родилась в 2047 году»

Катя с Ксенией уже вторую неделю ходят по своему участку, а переписали от силы человек 220, хотя с них требуют 800 заполненных анкет.

— Кого-то никогда нет, а кто-то просто перед носом дверь захлопывает, — рассказывают девушки.

Звоним в очередную дверь.

— Кто там? — доносится из квартиры.

— Перепись населения, — отвечаем.

— Дома никого нет!

И так почти на каждой лестничной площадке… В двух квартирах сказали, что уже были на переписном участке. Верим на слово. И вообще вся анкета заполняется со слов человека.

— Мы не имеем права требовать паспорта людей, — объясняют девушки. — Что сказал, то и написали. У нас вчера бабуля была, заявила, что родилась в 2047 году, а в Москве живет с 1933-го. Детей у нее нет, зато десять внуков. Час бились — не знали, что записывать в опросник.

А полиглотов обидели…

Жильцы домов тоже обрушились на нас с вопросами.

— Почему вы анкету заполняете на какой-то картонке? — возмутилась солидная дама. — Вам разве не предоставили планшетки?

— Нет, — теряемся.

— Безобразие! Дайте хоть анкету пощупаю. Ага, бумага хорошая, дорогая, — успокоилась женщина и рассказала, что она разведена, живет со взрослой дочерью, не работает.

Мы тут же достали вторую анкету для дочери.

— Какие иностранные языки вы знаете? — поинтересовались переписчицы у девушки.

— Знаю четыре языка.

— У нас всего три варианта в анкету внести можно…

Девушка возмущена:

— Это нерепрезентативно! Такие деньги спустили на эти анкеты, а не предусмотрели, что кто-то четыре языка знать может!

…Высотка на площади Победы входит не только в список домов, которые нам предстояло обойти, но и в список элитного жилья в столице. 28 квартир площадью от 270 до 600 квадратных метров. Внизу — охранник. Внутрь дома пускает не сразу.

— Ладно уж, идите. Все равно хозяева почти все на работе, время 14.00, — разрешил он. — На третий этаж даже не суйтесь. Там весь этаж одна квартира занимает. Вход отдельный, охрана. С вами разговаривать не станут. Непростые люди…

— Президента и премьера переписали, а жильцов с третьего этажа прямо нельзя, — усомнились мы.

Но охранник был прав. Нам сразу посоветовали заглянуть к соседям с других этажей. Но там чаще открывали двери гувернантки, прислуга в передничках…

— Хозяев нет, раньше 12 ночи не появятся, — услышали мы раз десять.

Впрочем, в некоторых квартирах жильцов нам все же застать удалось.

— Перепись населения!

— Сколько это займет времени? 10—15 минут? — встретила нас молодая женщина в белом костюме. — Сейчас посмотрю в ежедневник. Да, 10 минут я вам уделю. Приходите ровно в 15.40.

За два дня мы обошли все квартиры дважды. Но больше половины жильцов так и остались не учтенными статистикой. А в элитной 12-этажке переписались всего лишь пять человек…

Прочитано в блогах

Спортсменку зачислили в иждивенцы

Наталия Мартяшева, чемпионка Паралимпийских игр 2008 года по настольному теннису, рассказала в своем блоге (begljan-ka.livejournal.com) такую историю:

«Спросили, где я работаю. Нигде, говорю, спортом профессионально занимаюсь. Нет ли, спрашиваю, у вас там пункта „спортсмен“? Оказалось, пункта нет. Наверное, спортсменов не переписывают, потому что их дома вечно нет. Сказали, что запишут как иждивенку. Обидно».

Корреспондент «Комсомолки» несколько дней переписывала родное население

Переписывать нас с вами будут еще до 25 октября, а народу для этого славного дела порой не хватает. Прежде чем отправить нас, новичков-переписчиков, в помощь тем, кто уже бродит по квартирам с синей сумкой на ремне, в отделе статистики Краснодарского края провели лекцию.

«Не хамить. Короткое не надевать»

— Переписчик должен быть чисто и просто одет, — объясняли нам. — Ходить нужно только с портфелем переписчика. Всегда иметь при себе телефон, чтобы можно было вызвать милицию. Драгоценности и короткие платья не надевать. Самое главное — посчитать каждого, даже бомжей и побирушек на улице. Хамить запрещено.

— А если нападут?

— У вас будут свисток и фонарик, — сказала лекторша тоном, будто нам выдадут как минимум автомат Калашникова.

Опрос и учет населения проводится по домохозяйствам. Сначала заполняется общий бланк, затем на каждого члена семьи — отдельная личная форма, состоящая из 13 вопросов. Заполнять документы надо исключительно со слов опрашиваемых (то есть паспорт не требовать).

— Даже если в графе о национальности захотят указать «чебурашка» — пишите, — предупредили нас.

Бабушки поили чаем и плакали

Итак, мне нужно постучаться в 200 дверей, посчитать около 450 человек, заполнить кипы бумаг. За это мне обещали заплатить 5000 рублей!

В первую квартиру меня пустили, даже не проверяя документов. Достала бланки и начала задавать вопросы. Оказалось, к хозяйке из Москвы на месяц приехала дочь с внучкой, а сын сейчас сидит в тюрьме. Я путалась, переписывала бланки, проведя в квартире час.

Люди охотно открывали мне двери, а одинокие бабушки не хотели отпускать. Одна 78-летняя пенсионерка принялась накрывать на стол. Когда я вежливо отказалась от угощения, хозяйка расплакалась:

— Деточка! Я же тебя ждала, думала, посидим, поговорим…

— За это могут лишить зарплаты, — объяснила я старушке. Она понимающе закивала, насыпая с собой конфет…

Как только я ступила на порог следующей квартиры, в нос ударил жуткий запах перегара, табака и какой-то тухлятины. Наспех поставив метки в документах, я пулей вылетела на улицу. Кстати, поначалу нам обещали дать сопровождающего по «опасным адресам» (а таких есть целые кварталы) из участковых. Но, видно, забыли предупредить участкового заранее…

«У соседа унитаз. А у вас?»

Днем застать в квартире можно только пенсионеров и детей. Чтобы поймать остальных, приходилось идти вечером и в выходные.

В целом народ отвечал откровенно. Только все одинаково напрягались, когда я доходила до пункта «Укажите все имеющиеся у вас источники доходов». Так, в одной семье из пяти человек, живущих в шикарной пятикомнатной квартире, один источник доходов на всех — «пенсия бабушки».

Некоторые вопросы заставляют людей недоумевать. Например, когда после десятиминутного общения я вдруг спрашиваю: «Владеете ли вы русским языком?» — на меня смотрят как на слабоумную. А еще надо ответить, например, на вопрос о наличии в доме туалета. Причем обязательно указать, что собой представляет клозет — биотуалет, унитаз или деревянный домик.

Один мужчина, житель многоэтажки, так и не смог ответить, есть ли у него туалет. На мой вопрос расхохотался и долго не мог успокоиться.

— В общем, я теперь без унитаза никуда, раз вы меня переписали? — смеялся он вслед. Так, с шутками-прибаутками, глядишь, и перепишемся…

А в это время в регионах

Кузбасс: На семью из 130 человек заполняли анкеты 10 часов

Беседа переписчика с одним человеком обычно занимает минут десять. А на то, чтобы обойти всю семью Шаповалов в Кузбассе, переписчикам пришлось потратить около 10 часов! Ушло на анкеты больше килограмма бумаги!

Во главе семьи Шаповалов стоит строгий дедушка Алексей Павлович. У него две дочери и 11 сыновей. Обе девушки вышли замуж и уехали, а сыновья не стали покидать родной поселок Бунгур. Все они уже женаты, причем у одного 15 детей, у второго 10, у остальных по 6—7…

— Всего у меня 108 внучат и 8 правнуков! — гордится супердед. — Теперь сведения обо всех мы представили государству!

Красноярск: «Трудимся по «устной договоренности с Богом»

Красноярские переписчики добрались до мужского монастыря. Обитают здесь 15 монахов. Все послушно выходят из келий на встречу с женщиной-переписчицей, которой предусмотрительно выдали синий (в цвет сумки и шарфа) платок на голову.

— Как вас зовут? — задает вопрос Людмила Дружинина человеку в рясе.

— Савва.

— Вы работаете по найму или имеете свой бизнес?

— Ни то ни другое! Мы служим тут по устной договоренности… с Богом! — немного подумав, степенно отвечает священнослужитель.

Монахи говорят тихо-тихо. Коротко. Согласились участвовать в переписи в знак послушания — исполняют волю российского правительства.

Омск: женщине поставили национальность «сибиряк»

— Меня, коренного сибиряка Махмутова Акрама Хусаиновича, пытались записать русским! — жаловался в блоге житель Омска. — Переписчица только усмехнулась на мою просьбу записать, что я сибиряк!

Такая национальность зафиксирована даже в приказе Росстата от 27 января сего года. Корреспондент «КП» сама сходила на переписной участок. Дойдя до графы «национальность», выдыхаю:

— Я себя ощущаю сибирячкой!

Пауза у статистиков.

— Нет такой национальности. Есть буряты, нанайцы, адыгейцы…

— Но я — сибирячка!

Вопрос удалось решить только после звонка начальству. Мне вывели в анкете «сибиряк». Женского варианта этой национальности в приказе Росстата нет.

— Людям не должны были отказывать. Переписчик обязан записать ту национальность, которую вы назовете, — объясняет Наталья Фокина, зам. руководителя местного госстата.

Звонок в милицию

Илья Шакалов, следователь:

— Прежде чем открыть дверь переписчику, спросите у него, как его зовут, к какому пункту он относится. Обязательно посмотрите в глазок, есть ли у него специальный синий шарф и портфель. А когда впустили в дом, потребуйте удостоверение. Документ должен быть заламинирован.

Обычно переписчики заполняют анкеты в подъезде или в прихожей. Если он сам рвется в квартиру, просит принести ему стакан воды или ручку — звоните в милицию. Ведь пока вас не будет в комнате, гость может что-нибудь украсть.


Дата публикации: 2010-10-23 03:16:57