Архив

Аннотированная библиография по репродуктивному поведению (на русском языке)


«Демографические исследования», № 3

Алиева С. Т. Ценностные ориентации молодежи на брак и семью (на материале Республики Дагестан) // Семья в России, 2003, № 1, с.110—112.

В статье представлены результаты опроса выпускников одной из школ Махачкалы и студентов Дагестанского государственного педагогического университета. В исследовании выяснялись ориентации на создание семьи, рождение и воспитание детей, представления о супружеских ролях, критерии выбора брачного партнера. Подавляющее большинство респондентов (86,8%) планируют иметь двоих детей. Результаты опроса позволяют судить о либерализации отношения к разводу даже на Северном Кавказе. 61% опрошенных считают, что «развод — допустимая вещь, если супруги не могут друг друга терпеть», и только 5% — что «развод недопустим, если есть общие дети в семье, то нужно найти общий язык».

Антонов А.И., Медков  В. М., Синельников  А. Б. Репродуктивное поведение и динамика рождаемости // Население России на рубеже XX-XXI веков: проблемы и перспективы. М., 2002, с.157—201.

В работе обсуждаются различные гипотезы в отношении перспектив рождаемости в России, необходимость и возможность учета результатов исследований репродуктивного поведения при прогнозировании рождаемости. Рассматривается динамика рождаемости и репродуктивных установок в нашей стране и дается ее объяснение с позиций теории ослабления потребности в детях. При этом авторы используют результаты своего социологического исследования «Россия-2000», охватившего целый ряд регионов Российской Федерации. Представленные результаты этого исследования позволяют судить о региональной, половозрастной, образовательной дифференциации репродуктивного поведения, а также о зависимости его от степени удовлетворенности уровнем жизни. В заключении авторы рассматривают наиболее перспективные направления демографической политики, направленной на повышение рождаемости.

Антонов А. И. Микросоциология семьи. М., 2005.

В классическом университетском учебнике изложены основные теоретические подходы и перспективы микросоциологии семьи, методологические принципы исследования семейной структуры и динамики. Критически рассматриваются методы сбора и анализа данных о семейных событиях, циклах и линиях семейного поведения. Автор на базе собственных многолетних исследований анализирует методики и тесты семейной и супружеской совместимости, раскрывает широкие возможности использования техники семантического дифференциала.

Антонов Г. В. Состояние института семьи и демографическая ситуация в современной России (опыт регионального исследования). Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. Волгоград, 2001.

В своем исследовании, основанном на результатах опроса студентов Волгоградского государственного университета, проведенного в 1999 г., автор рассматривает различные вопросы, касающиеся семьи и репродуктивного поведения. Одним из основных результатов является выявленная зависимость репродуктивных ориентаций от степени религиозности. Как идеальное, так и желаемое число детей оказалось в среднем наибольшим у тех, кто постоянно соблюдают обряды, обычаи и традиции в соответствии со своим вероисповеданием, а наименьшим у тех, кто не соблюдает их вообще. Разница между двумя этими крайними группами составила 0,26 ребенка по идеальному числу детей и 0,21 — по желаемому.

Архангельский В.Н., Иванова  Л. Ю., Крылов  В. В., Проценко Л. М. Программа «Молодой семье — доступное жилье»: результаты социологического опроса молодых москвичей // Семья в России, 2003, № 1, с.26—55.

В статье представлены результаты исследования, проведенного в Москве в преддверии реализации программы «Молодой семье — доступное жилье». Анализируется уровень жизни и жилищные условия семейной и несемейной молодежи Москвы, их намерения и предпочитаемые способы улучшения жилищных условий, желательные параметры жилища, возможные источники и формы оплаты приобретения жилья. С точки зрения репродуктивного поведения, особый интерес представляет выявление отношения московской молодежи к формам кредитования жилья с различными схемами льготного погашения кредита при рождении детей, а также репродуктивные ориентации, связанные с возможным использованием этих форм приобретением жилья.

Безрукова О. Н. Репродуктивные мотивации женщин // Социологические исследования, 2000, № 12, с.122—124.

На основе данных опросов, проведенных в Санкт-Петербурге во второй половине 1990-х гг., автор выделила три группы респонденток по отношению к беременности (положительное, неопределенное и отрицательное), охарактеризовала специфику женщин, входящих в каждую из этих групп, и проанализировала дифференциацию по ним мотивов рождения детей.

Бодрова В. В. Репродуктивное поведение как фактор депопуляции в России // Социологические исследования, 2002, № 6, с.96—102.

В статье представлены данные девятого опроса, проведенного ВЦИОМ весной 2000 г., которые рассматриваются в сравнении с данными предыдущих опросов. Представлены показатели идеального, желаемого и ожидаемого числа детей, дифференцированно по возрасту, семейному положению, имеющемуся числу детей, образованию, вероисповеданию, региону, типу населенного пункта, и материальному положению. Кроме того, рассматриваются ответы респондентов на вопрос о том, что может способствовать изменению репродуктивных установок, и о том, нужна ли демографическая политика в отношении рождаемости. Следует, однако, обратить внимание на то, что получавшиеся по результатам серии опросов ВЦИОМ средние желаемые и ожидаемые числа детей вызывают некоторые сомнения. Так, приведенные в статье (на основе данных опроса 1998 г.) показывают, что среднее желаемое число детей меньше имеющегося у тех, кто имеет трех и более детей, а среднее ожидаемое — двух и более. Можно было бы предположить, что респонденты указывали желаемое и ожидаемое число детей не всего (как это предусматривается в использовавшихся формулировках вопросов), а еще, но тогда следует признать, что средние желаемые и ожидаемые числа детей оказались очень большими. Среднее желаемое детей у трехдетных 2,69 (1998 г.) или среднее ожидаемое число детей у двухдетных 1,51 (1998 г.) не могут быть ни всего, ни еще. Трудно сказать, как могли получиться такие результаты. На уровне гипотезы можно предположить, что часть респондентов отвечало про желаемое и ожидаемое всего (включая имеющихся) число детей, а часть — про еще. Учитывая такие сомнения, уже не следует, видимо, особенно обращать внимание на то, что среднее ожидаемое число детей в 2000 г. составило всего лишь 0,94, тогда как в случае доверия этим данным, они должны были бы произвести шокирующее впечатление.

Булатов Р. А. Рождаемость как социально-демографический процесс. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук. Уфа, 2005.

Автор анализирует результаты исследования, проведенного в 2002 г. в Республике Башкортостан. Репродуктивные ориентации респондентов он рассматривает в сочетании с их возрастом, национальностью, вероисповеданием, числом детей в родительской семье, доходом, оценкой стабильности брака, а также в зависимости от того, проживает ли человек в данном месте с рождения, если «нет», то откуда и как давно он приехал.

Галлямов Р.Р., Зиякаева  Г. Р. Репродуктивная активность женщин Башкортостана в современных условиях: этнодемографический аспект // Влияние социально-экономических преобразований на решение проблем женщины-матери. Уфа, 2002, с.80—81.

На основе проведенного в 1993 г. опроса городского населения Башкортостана и данных микропереписи населения 1994 г. авторы рассматривают различия в репродуктивных ориентациях между русскими, башкирами и татарами.

Гончарова Г. С. Отношение к семье, браку и детям у различных народов Сибири в современных условиях (на примере Республик Тыва и Хакасия) // Материалы Третьего Международного Конгресса «Мир семьи». М., 2005, с.40—45.

По результатам исследования, проведенного в 2000 г. в Тыве и Хакасии по анкете «Семья — Брак — Родители — Дети», автор анализирует ценностные ориентации женщин, значимость для них традиционных семейных ценностей, в т.ч. наличия детей и замужества. Представлены характеристики идеального и желаемого числа детей, выявлены этнические различия в их величине.





«Демографические исследования», № 2

Альбицкий В.Ю., Юсупова  А. Н., Шарапова  Е. И., Волков  И. М. Репродуктивное здоровье и поведение женщин России. Казань, 2001, 248 с.

В монографии рассматриваются результаты некоторых исследований репродуктивного поведения, проведенных в Республике Татарстан (прежде всего, исследования проведенного в Набережных Челнах в 1997 г.). Наряду с установками детности авторы анализируют причины отказа от рождения последующих детей. Кроме того, предпринята попытка сопоставить степень влияния различных факторов на число детей в семье. Наиболее сильно влияющими из них оказались, по оценке авторов, семейное положение и образование. В книге подробно рассматриваются медико-статистические закономерности распространенности абортов в России, влияние на нее различных факторов (на примере исследований, проведенных в Республике Татарстан).

Амирова Н. Ж. Медико-социальная характеристика репродуктивного здоровья девушек-подростков. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук. М., 1996.

В автореферате представлены результаты ряда опросов, проведенных в 1992—1995 гг. в г.Балаково Саратовской области. По данным опроса 15—18-летних девушек, 17,3% из них допускают для себя рождение внебрачного ребенка, 56,9% – не допускают. Среди тех женщин 15—18-летнего возраста, которые прервали свою беременность искусственным абортом, 95,9% планируют в дальнейшем иметь детей, из них одного – 27,8%, двоих – 66,7%, троих и более – 5,5%.

Антонов А.И., Жаворонков  А. В., Малявин  С. И. Репродуктивные ориентации сельской семьи: изучение степени совпадения мнений отца-матери-подростка в 20 регионах России // Политика народонаселения: настоящее и будущее. М., 2005, с.71—74.

В опубликованном материале доклада А. И. Антонова на IV Валентеевских чтениях представлены результаты опроса членов семей, проведенного в 2004 г. кафедрой социологии и демографии семьи социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова совместно с Институтом социально-педагогических проблем сельской школы РАО. Рассматриваются совпадения установок детности родителей между собой и подроста. При этом в трети семей имеется такое совпадение при ориентации на малодетность. Совпадение же ориентаций на среднедетность встречается в 16 раз реже. Причем «среди подростков ориентации на малодетность выражены еще сильнее, чем у их родителей, родительское влияние в сторону среднедетности действует на подростков незначительно». Кроме того, в публикации рассматривается зависимость системы ценностей от числа детей в семье.

Артюхов А. В. Функционирование и развитие северной семьи в системе регионального управления (опыт социального проектирования). Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук. Тюмень, 2002.

Рассматривая особенности жизнедеятельности семьи, живущей на Крайнем Севере России, автор затрагивает некоторые аспекты репродуктивного поведения: идеальное и желаемое число детей, причины, мешающие иметь большее число детей. Кроме того, в работе представлены характеристики социально-экономического положения семьи, оценки удовлетворенности семейной жизнью и др. Диссертационное исследование основано на результатах ряда социологических исследований, проведенных в Ямало-Ненецком автономном округе (главным образом, в Надыме и Новом Уренгое), а также межрегионального исследования в пяти регионах Российской Федерации (Надым, Нижневартовск, Екатеринбург, Полевской, Челябинск, Аша, Самара, Чита), в ходе которого в 1999 г. был проведен опрос 1360 отцов и матерей – родителей учащихся старших классов.

Блохина М.В., Пинтелеева  Е. Л. Современная семья глазами студента // Семья и государство: социально-экономические и политические аспекты взаимоотношений. Тверь, 1998, с.45—46.

Публикация основана на результатах социологического опроса 102 студентов Тверского государственного технического университета, в ходе которого изучались ориентации на создание семьи, ожидания от семейной жизни, представления о том, что является главным для благополучия семьи, предполагаемое число детей в семье, отношение к регистрации брака, к добрачным сексуальным отношениям, представление о том, каково наилучшее соотношение возрастов супругов, мнение о главенстве одного из супругов в семейной жизни, самооценка готовности к созданию семьи и др.

Блохина М.В., Егорова  А. В., Крылова  А. О., Панченко  Е. В., Пинтелеева  Е. Л. Семейно-ценностные ориентации студентов ТГТУ // Современная семья: проблемы и перспективы развития. Тверь, 2001, с.124—130.

В статье представлены результаты опроса мнений 100 студентов 3 курса ТГТУ, проведенного в декабре 2000 г. Большинство опрошенных студентов считают оптимальным рождение ребенка на 2—3 году брака. Кроме того, студенты высказывали свое мнение о значимости семьи, предпочтительных формах брака, мотивах и возрасте вступления в брак, причинах ранних браков, семейных обязанностях супругов, поведении при супружеских конфликтах. Они также оценивали брак своих родителей и отвечали на вопрос о желании следовать примеру своих родителей в их семейной жизни. В ходе исследования выяснялись ценностные ориентации студентов.

Зинурова Р. И. Особенности репродуктивного поведения в российских регионах // СОЦИС: Социологические исследования, 2005, № 3, с.82—87.

Автор – кандидат педагогических наук, заведующая кафедрой социальной работы Академии социального образования (Татарстан).

Статья основана на результатах социологического опроса 900 женщин в возрасте от 15 до 45 лет, проживающих в Республике Татарстан, Удмуртской Республике и Нижегородской области. Кроме того, в ходе исследования были проведены 3 фокус-группы и 24 биографических интервью с женщинами репродуктивного возраста. Представлены результаты исследования по идеальному, желаемому и ожидаемому числу детей. Ни в одном из регионов исследования среднее желаемое число детей не превысило 2. Ожидаемое число детей оказалось очень близким к желаемому, однако автор не приводит использовавшихся формулировок вопросов, что не дает возможности установить причину этого. Автор приводит характеристики репродуктивных ориентаций по православным, мусульманам и неверующим. Причем у православных они неожиданно оказались выше, чем у мусульманок. В то же время из текста статьи не ясно, каким образом выявлялась конфессиональная принадлежность, т.е. относились ли к православным или мусульманкам действительно только верующие женщины. Кроме того, в исследовании анализировались ценностные ориентации, ценность материнства, мотивы рождения детей, представление о том, что мешает иметь большее число детей и что могло бы способствовать их рождению, а также рассматривались вопросы абортов и контрацепции, сексуального поведения.

Иванов А. Г. Особенности формирования семьи и репродуктивных установок молодежи // Здравоохранение Российской Федерации, 2004, № 4, с.36—38.

Автор работает на кафедре общественного здоровья и здравоохранения Тверской государственной медицинской академии.

В статье опроса молодежи Твери. Всего было опрошено 1595 респондентов 15—24 лет. В их число входили школьники, учащиеся ПУ, техникумов, вузов. В ходе исследования выяснялись ориентации на вступления в брак, мотивы такого поведения, представления об оптимальном возрасте замужества (женитьбы). Большое внимание в статье уделяется анализу представлений респондентов о ценностях семейной жизни. Рассматривая возрастную дифференциацию желаемого числа детей, автор отмечает, что у более молодых респондентов значительно слабее ориентация на семью с 3 детьми. Если среди тех, кому 24 года и более, желание иметь такое число детей высказали 17,2% девушек и 16,0% юношей, то среди 15—17-летних – только, соответственно, 4,6% и 4,0%. Среди условий, влияющих на достижение оптимального числа детей в семье, чаще всего отмечалось материальное благополучие. Последующие места заняли взаимная любовь и наличие отдельной благоустроенной квартиры.

Медков В. М. Репродуктивная мотивация и цели демографической политики (по материалам социолого-демографического исследования «Россия-2000») // Политика народонаселения: настоящее и будущее. М., 2005, с.110—120.

На основе результатов опроса городских семей, проведенного кафедрой социологии и демографии семьи социологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова в 1999—2001 гг. в ряде регионов страны, автор рассматривает мотивационную сторону детерминации репродуктивного поведения. Одним из важных, в т.ч. и с точки зрения разработки демографической политики, результатов исследования является подтверждение гипотезы о том, что более слабой экономической мотивации рождения детей сопутствует большая вероятность ссылок на плохие условия жизни семьи, как причину ограничения числа детей в семье.





«Демографические исследования», № 1

Азисова Н.И. «Демографические проблемы молодой семьи в Мордовии // Демографическая ситуация: региональный аспект». Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Саранск, 2001, с.136-141.

Автор — аспирант кафедры социологии Мордовского государственного университета.

Представлены результаты социологического исследования «Социальное положение и условия жизни молодых семей», проведенного НИИ регионологии при Мордовском государственном университете в сентябре-октябре 2000 г. во всех районах и городах Мордовии. Опрос охватил 500 молодых семей. В публикации анализируются результаты ответов на вопрос «При благоприятных общественных и личных условиях, сколько детей Вы хотели бы иметь?», а также мнения о том, что препятствует рождению еще ребенка. Среди этих препятствий респонденты чаще всего называли материальные условия, жилищные условия, нестабильность ситуации в обществе, состояние здоровья.
 
Алиева В.Ф. «Влияние современных социально-экономических процессов на демографическое развитие Дагестана» // Социально-экономическое и демографическое развитие: проблемы взаимосвязи в современной России. Международная научно-практическая конференция. М., 2001, с.23-26.

Автор работает в Институте истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН (Махачкала).

Тезисы основаны на результатах двух опросов, проведенных в Дагестане в 2000 г.: 100 беременных женщин моложе 30 лет в женских консультациях и 600 респондентов в 8 горных, 5 предгорных и равнинных районах и в 6 городах. Представлены характеристики репродуктивных ориентаций, полученные по ответам на вопросы «Сколько детей, по Вашему мнению, должно быть в дагестанской семье?» и «Сколько Вы хотите иметь детей в семье?». Отвечая на вопрос о том, что препятствует воспитанию 3-4 детей в семье, участвовавшие в опросе, прежде всего, выделили тяжелое материальное положение, неуверенность и тревогу за судьбу детей, жилищные условия.
 
Андрюшина Е.В., Каткова  И. П., Катков  В. И., Куликова  О. А. «Рождаемость и планирование семьи в условиях кризисного общества» // Россия-2000. Социально-демографическая ситуация. Х ежегодный доклад. М., 2001, с.71-84.

Авторы работают в Институте социально-экономических проблем народонаселения РАН.

Сотрудники Института давно проводят цикл исследований в Таганроге Ростовской области. Материалы, представленные в данной публикации, основаны на результатах опроса юношей и девушек — выпускников вузов. В исследовании выяснялось, какое число детей они хотели бы иметь при наличии у них необходимых условий. Изучались мнения о том, какой возраст оптимален при рождении первенца, каков наилучший протогенетический интервал (между вступлением в брак и рождением первого ребенка). Рассматривались вопросы контрацептивного поведения. Среди причин отказа от рождения следующего ребенка чаще всего отмечался низкий уровень жизни и отсутствие необходимых условий для качественного ухода за ребенком (87% юношей и 89% девушек).
 
Анисов Л.М., Терехов  И. И., Тризна  Т. В. «Семья как объект социально-демографических исследований и демографической политики» // Социально-демографическая политика: состояние проблемы и пути решения. Минск, 2000, с.21-31.

Статья основана на результатах проведенного в 1999 г. опроса женщин с различным брачным статусом, а также не состоящей в браке молодежи 16-22 лет. Рассматриваются желаемое и ожидаемое числа детей, мотивы рождения детей, причины, препятствующие рождению детей, отношение к внебрачным рождениям и к регистрации брака.
 
Архангельский В.Н., Елизаров  В. В., Зверева  Н. В., Иванова  Л. Ю. «Демографическое поведение и его детерминация (по результатам социолого-демографического исследования в Новгородской области)». М., 2005, 352 с.

Авторы работают в Центре по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова и в секторе социальных проблем здоровья Института социологии РАН.

В монографии представлены результаты исследования демографического (репродуктивного, матримониального и самосохранительного) поведения и его детерминации, проведенного в Новгородской области в 2003 г.

Рассматриваются репродуктивные, матримониальные и самосохранительные ориентации, их взаимосвязь, особенности их проявления у верующих людей, линии репродуктивного поведения и поведения в отношении регистрации брака, детерминанты перемен в линиях самосохранительного поведения, факторы демографического поведения (в т.ч. условия жизни, ценностные ориентации и мотивы), вопросы детерминации восприятия влияния условий жизнедеятельности на репродуктивное и самосохранительное поведение, детерминация удовлетворенности браком и ее влияние на демографическое поведение, различные аспекты самосохранительного поведения, а также некоторые аспекты государственной поддержки семей с детьми и ее возможного влияния на рождаемость.

Бабенко А.И., Дубинец  Н. О., Сыстерова  А. А. «Влияние профессиональной подготовки на репродуктивные установки молодых женщин» // Вестник Межрегиональной Ассоциации «Здравоохранение Сибири». Новосибирск, 2000, № 3, с.5-8.

Авторы работают в Научном центре клинической и экспериментальной медицины СО РАМН (Новосибирск).

В статье рассматриваются некоторые результаты опроса 797 студенток медицинского вуза (в т.ч. 91% бездетных) и 128 молодых женщин-специалистов (треть из которых не имеют детей). Выявлялось идеальное (2,19 у студенток и 1,82 у молодых женщин-специалистов), желаемое (соответственно, 2,06 и 1,70) и планируемое (1,77 и 1,36) число детей. Среди факторов реализации желаемого числа детей респондентки, прежде всего, выделяли материальную обеспеченность, на втором месте — уверенность в завтрашнем дне, далее — жилищные условия и взаимоотношения в семье.

Кроме того, авторы анализируют мнения респонденток об оптимальном возрасте при рождении первого, второго и третьего ребенка, а также о наилучшем интергенетическом интервале.
 
Бердникова Т.В., Степанов  Н. С., Сидоров  Г. А. «Юное материнство в современной семье». Курск, 2000, 172 с.

Авторы работают в Курском государственном медицинском университете.

В монографии рассматриваются актуальные социальные и личностные проблемы юного материнства. Она основана на результатах социологического исследования, проведенного в Курске в сентябре 1998 г. — марте 1999 г.

В ходе опроса 453 юных матерей (не старше 19 лет) выяснялось их отношение к ребенку, оценка возможного влияния рождения ребенка на жизненные планы, допустимость отказа от ребенка, представление о характере воспитания ребенка, отношение ближайшего социального окружения юных матерей к их беременности и рождению ребенка.

Кроме того, изучалось общественное мнение в отношении юного материнства. Было опрошено 550 жителей областного центра. Выяснялось отношение к юным матерям (в т.ч. рожающим ребенка вне брака), мнение о причинах юного материнства, представление о наилучшем возрасте для рождения первого ребенка.
 
Васильева Т.П., Посисеева  Л. В., Куценко  Г. И., Кулигин  О. В., Краснова  В. П., Борзова  Н. Ю., Васильев  М. Д., Кулигина  М. В., Шевелева  А. А., Юрьев  В. К. «Управление качеством воспроизводства населения (теоретические и медико-социальные аспекты)». Иваново, 2001, 284 с.

Авторы работы в Ивановском НИИ материнства и детства им. В. Н. Городкова и в Ивановской государственной медицинской академии.

В книге представлены результаты опросов 7 групп населения:

  • подростки 14-17 лет, обучающиеся в средних и средних специальных учебных заведениях (оптимальный возраст для создания семьи, идеальное число детей, планируемое число детей, представление о факторах, ограничивающих возможность иметь детей в связи с состоянием репродуктивного здоровья, отношение к аборту, уровень знаний по вопросам контрацепции, отношение к добрачным сексуальным отношениям, опыт половой жизни и возраст ее начала);
  • молодежь 18-23 лет, не состоявшая в браке, обучающаяся в вузах Иваново (те же вопросы, что и у подростков);
  • люди в возрасте 18-35 лет, вступившие в первый брак (мотивы вступления в брак, продолжительность знакомства, оценка своевременности своего вступления в брак, идеальное число детей, планируемое число детей, мнение об оптимальных протогенетическом и интергенетическом интервалах, информированность о контрацепции и ее использование, отношение к абортам);
  • люди в возрасте 18-35 лет, вступившие в повторный брак (те же вопросы, что и у вступивших в первый брак, а также несколько вопросов про предыдущий брак);
  • женщины-родильницы 18-35 лет (продолжительность знакомства перед вступлением в брак, идеальное число детей, планируемое число детей, мнение об оптимальном интергенетическом интервале, отношение к абортам);
  • женщины, имеющие детей в возрасте 4-15 лет (идеальное число детей, планируемое число детей).


Результаты представлены по каждой группе опрошенных, так и в сравнении. Большое внимание уделяется вопросам репродуктивного здоровья. В книге предлагается система мероприятий по оптимизации управления качеством воспроизводства населения на территориальном уровне.

Гаврилова Л.В. «Репродуктивное поведение населения Российской Федерации в современных условиях». М., 2000, 160 с.

В книге рассматриваются вопросы репродуктивного поведения подростков (опыт половой жизни, знание о последствиях аборта, информированность о контрацепции и др.), мужчин (репродуктивный выбор в случае нежелательной беременности, мотивы предпочтения аборта при нежелательной беременности, отношение к контрацепции и различным ее методам), женщин после родов и после абортов (отношение к контрацепции, информированность и источники информации о ней, отношение к аборту).

Приведены варианты анкет, рекомендуемые при изучении репродуктивного поведения населения.
 
Газазян М.Г., Лунева  И. С., Смирнов  А. М. «Репродуктивное поведение современных российских женщин» // Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию профессора М. И. Медведевой. Курск, 2001, с.52-54.

Авторы работают в Курском государственном медицинском университете.

По результатам опроса 375 женщин, обратившихся по поводу прерывания беременности, анализируется их отношение к аборту, причины абортов, отношение к внебрачным рождениям.

Газазян М.Г., Хардиков  А. В. «Что препятствует снижению количества абортов в России?» // Актуальные вопросы акушерства и гинекологии. Материалы научно-практической конференции, посвященной 80-летию профессора М. И. Медведевой. Курск, 2001, с.58-59.

Авторы работают в Курском государственном медицинском университете.

На основе материалов опроса 683 женщин, обратившихся в медицинское учреждение по поводу искусственного прерывания беременности в 1998-2000 гг. в сельском Советском районе Курской области, рассматриваются причины прерывания беременности, обстоятельства возникновения данной беременности, мотивы не использования контрацепции, отношение к возможному рождению ребенка в будущем.

Федорова Л.А., Панова  Н. В. «Молодая семья: факторы формирования и развития» // Современная семья: проблемы и перспективы развития. Материалы Всероссийской научной конференции. Вып.1. Тверь, 2001, с.58-59.

Авторы работают в Ревдинском медицинском колледже (Свердловская область).

Представлены некоторые результаты опроса 200 девушек 14-25 лет (старшеклассницы образовательных учреждений, студенты медицинского колледжа и вечернего техникума) в Первоуральске и Ревде. Интересно, что, отвечая на вопрос о том, сколько детей должно быть в семье, примерно равные доли респонденток отметили, что должно быть более 2 детей (3,5%) и не должно быть ни одного (3,6%).


Дата публикации: 2006-04-10 23:49:19