«Коэффициенты рождаемости растут, а население убывает»

 

Увеличение рождаемости в России налицо. Но главное в том, чтобы сохранить и развить эту тенденцию. Такая задача поставлена Президентом Владимиром Путиным. А вот выполнить ее будет непросто. И почему - объясняет известный российский демограф, завкафедрой социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ Анатолий Антонов
 
Анатолий Антонов: Действительно с 2007 по 2012 год демо­графическая ситуация в стране заметно улучшилась. Это свя­зано со вступлением в браки молодежи, рожденной в 80-х. Привет от Брежнева. Плоды его деятельности дали всходы в виде роста рождаемости в 1982-1987 годы. С 1988-1989 годов она стала снижаться, с 1992-го началась депопуляция. Надо отдать должное нашей нынешней власти, использовавшей по­ложительную волну для активизации демполитики. Детей-то рождалось столько же: у трети семей - двое, у 2/3 - один, 6-7 процентов - трое. Однако благодаря мерам социальной под­держки процентов на 7 увеличилось число вторых рождений и очень незначительно, на 1/10, доля третьих.
РФС: Хорошая прибавка.
Анатолий Антонов: Небольшая и, к сожалению, временная. Мы радуемся коэффициенту рождаемости 1,75, а для про­стого воспроизводства нам нужно 2,2, то есть чтобы поло­вина семей имела троих детей. Как примерно на Северном Кавказе. Многие думают, что там процветает многодетность, нет, на женщину приходится всего лишь по 2,2 ребенка. Это позволяет сохранить население. Вот вам образец для всей России. Это ближайшая задача для Правительства РФ - остановить уменьшение численности населения на наших громадных пространствах. А уже потом придет черед задачи его увеличения, без чего невозможно будет наше историче­ское существование.
Сейчас в России продолжается естественная убыль. В прошлом году число умерших и родившихся совпало. Этот баланс кратковременен и не является показателем того, что дальше начнется прирост населения. Уже с 2015 года убыль начнет расти, и если не будет принято экстраординарных мер, темпы ее будут ускоряться, так что к 2025 году по прогнозам может дойти до 500, а то и 700 тысяч человек ежегодно.
 
РФС: Почему?
Анатолий Антонов: Потому что сокращение рождаемости неизбежно по двум причинам. Первая - исчерпание поло­жительной демволны 80-х годов. Ее сменяет отрицательная волна 90-х. Тогда изменение строя в стране и шоковая тера­пия вызвали резкое падение рождаемости. Сейчас эти мало­численные поколения вступают в брачный период жизни. Тут трагедия. Репродуктивные когорты от 20 до 35 лет по своей численности наполовину меньше предыдущих. Зна­чит, и рождений настолько же будет меньше.
 
Вторая причина еще более важная. Речь о глобальном цивилизационном факторе. Во всех развитых странах на протяжении последних десятилетий снижаются репродук­тивные установки на число детей в семье, на вступление в брак, везде идет рост сожительства. То же и у нас. По пере­писи 2010 года оно составило 13,5 процента - на 4,5 пункта больше, чем в 2002 году. И будет расти впредь. Цель сожи­тельства - сексуальное удовлетворение пары, а не рожде­ние детей. Когда хотят заводить детей, тогда регистрируют брак, определяя отношения, в том числе и имущественные.
 
РФС: Теперь есть некоторое движение, в том числе в зако­нодательную сторону о формализации сожительства.
Анатолий Антонов: Ну пока мы говорим о реалиях. Сожи­тельства кратковременны и часто распадаются. Их увели­чение - проблема для общества. С другой стороны, и стаж зарегистрированного брака стал короче. Совсем недавно он в основном носил пожизненный характер и длился 30-40 лет. Сейчас через 9 лет половина заре­гистрированных союзов распадается через разводы.
 
РФС: Люди стали более эгоистичны, хотят перемен?
Анатолий Антонов: Если бы эгоизм... На самом деле современная система социального устройства не стимулиру­ет семью и семейный образ жизни, а скорее ориентирована на холостяцкое существование. Рыночный капитализм требует, чтобы человек больше работал, больше прибыли приносил и меньше отвлекался на личную жизнь. Его глав­ная цель - накопление капитала в отличие от докапитали­стической экономики, целью которой было удовлетворение потребностей семей. Интеллектуальная обслуга капитализ­ма убеждает народы, что это и есть прогресс.
 
РФС: На самом деле нет?
Анатолий Антонов: Чистейшей воды регресс. Антисемей­ная, антидетная система, которая не стимулирует рождае­мость, обречена на самоуничтожение.
 
РФС: Есть теории, утверждающие, что массы населения были важны для ранней стадии капитализма, когда требо­валось много рабочих рук. Посткапитализм с его техноло­гиями в них не нуждается, потому и не заинтересован в рождаемости. Да и осознанная исчерпаемость природных ресурсов - еще один ограничитель.
Анатолий Антонов: Человеческое общество и человече­ская история не могут существовать без демографического фундамента. Пока рост населения планеты продолжается (в развивающихся странах приходится в среднем 2,5-2,8 ребенка на одну женщину, а в развитых странах — 1,4-1,5), но уже затухающими темпами. По прогнозным математиче­ским моделям, оно достигнет 9 миллиардов, а дальше нач­нет снижаться. И не когда-нибудь, а очень скоро, в XXI веке, с 2080-2090 годов. И ученым неизвестны еще факторы, ко­торые бы позволили остановить это будущее падение рож­даемости. Это не биологический, а чисто социокультурный процесс. Если человечество не найдет внутри себя силы, факторы стимулирования и поддержания семейственности, то однажды возникшая тенденция спада численности жи­телей Земли приведет к вымиранию (вырождению) чело­вечества. Случись какой-нибудь биологический катаклизм, подобный чуме или другой пандемии, как и от без того ми­зерного населения останется горстка людей.
 
РФС: По-вашему, оптимально - это сколько?
Анатолий Антонов: Для планеты - не знаю. Но для России 100 миллионов человек, а мы движемся к этому, - очень мало. По всем демографическим расчетам выходит, что ес­ли поставить сейчас задачу выйти на режим простого вос­производства, то решить ее в лучшем случае удастся лишь к 2045 году. До этого целых 30 лет население России будет потихонечку уменьшаться. Если рождаемость упадет до 1,1-1,0, то к 2070 году нас останется меньше 100 миллионов, возможно, даже 90.
Как сделать так, чтобы половина семей в стране захо­тела иметь троих детей? Никто не знает. Это колоссаль­ная задача. От отцов церкви слышал: «Надо в Бога верить».
Но реально ли, чтобы каждой второй россиянин вдруг глубоко уверовал? То же касается мусульман, католиков. Истинно верующих россиян всех кон­фессий не больше 2-3 процентов. Они рожают детей, но погоды не делают. Я задал знакомому священнику во­прос: «Если я начну долларами стиму­лировать веру и платить по 2 тысячи в месяц каждому, люди больше будут верить или нет?» В ответ ухмылка. Признал, что за доллары не купишь веру в Бога. А почему мы считаем, что можно купить рождаемость? Она предпо­лагает веру в стабильность образа жизни, в семью с тради­ционными ценностями, в устойчивость мира. Вера в семью сродни в чем-то вере в Бога. Деньгами ее не купить.
 
РФС: Вы же сами признали, что политика поддержки семьи сыграла свою роль.
Анатолий Антонов: Деньги работают, если у людей уже есть потребность в 3-м, 4-м ребенке, а социально-быто­вые условия неважные. Если нет потребности или она за­мыкается только на одном ребенке (кстати, и здесь идет угасание, так как все больше появляется молодых людей, предпочитающих добровольную бездетность), то как ее стимулировать? Весь образ жизни нынешней антисемейной экономики ориентирован на то, чтобы заработанные деньги тратились на идеалы сибаритства и развлечения - кафе, рестораны, клубы, пляжи, туризм без берегов. Дети и семья тут помеха.
То есть все жизненное устройство следует пересмотреть. В приказном порядке, как считают некоторые депутаты Госдумы, путем запретов ничего не сделать. Пошел разго­вор: запретим аборты. И что?
 
РФС: Речь об ограничении...
Анатолий Антонов: Ограничения все равно ведут к запре­ту. Народ всегда за аборты, если нет 100-процентной кон­трацепции. Что ему еще остается? Средняя женщина в Рос­сии до 50 лет может родить 16-18 детей, а имеет 1,75. Куда остальные деваются? Эффективная контрацепция и абор­ты. Да и статистика показывает, что после запрета абортов рождаемость всего через два года становится такой же низкой, как и до. Налаживается система подпольных абортов. Так что проблема рождаемости вытекает не из количества абортов, а из системы ценностей современного общества. А его элита, которая еще никогда не была столь богата и могущественна, сколь сегодня, все делает для сохранения нынешнего социального устройства.
 
РФС: Элита активно размножается. Взять Абрамовича...
Анатолий Антонов: Если бы он не развелся, оставив пяте­рых детей, я бы его похвалил как героя, а так он негодяй. Потому что для детей развод всегда трагедия.
Что делать? Поставить в центр всего семейного человека, обеспечить семьецентризм во всех сферах общества. При­знаем, что страна нуждается в детях. Они дороже нефти, угля, золота, долларов, дороже всего - это богатство и про­цветание нашей Родины. Что должно делать государство?
Во-первых, пособие в 3 тысячи рублей, которое сейчас платят на второго ребенка, нужно давать и при всех после­дующих рождениях, причем не до полутора лет, а по край­ней мере до 14. Во-вторых, статус «материнского» капитала желательно изменить на «семейный», увеличив его в размере. В-третьих, в семье с двумя работающими родителями подо­ходный налог брать только с одного и соизмерять его с ко­личеством детей. Родили четверых - вообще долой налог. Та­кая льгота работает даже лучше, чем пособие. В-четвертых, гибкая система кредитов на жилье. После рождения чет­вертого ребенка - кредит погашается на 80 процентов или полностью. В-пятых, изменить отношение к многодетной матери. Сегодня она обывателями нередко рассматривается как бездельница. Не зря же говорят: сидит дома с детьми. На самом деле она воспитатель детсада и учительница началь­ной школы. Потому заслуживает средней по стране, городу, региону зарплаты этих категорий работников.
Многодетность должна учитываться и в зарплатах. Мы предлагаем в основу всех экономических калькуляций по­ложить не минимальную зарплату работника, как сейчас, а душевой доход семьи. Тогда при рождении детей мате­риальное положение семьи не будет ухудшаться. А то как только появился на свет ребенок, так она сразу теряет в уровне жизни.
 
РФС: Рождаемость по российским регионам сильно отли­чается?
Анатолий Антонов: Нигде особых различий нет, не считая республик Северного Кавказа, о чем мы уже говорили. Ну там живет менее 4 процентов от населения России. Они даже при нынешней рождаемости не могут восполнить об­щую убыль. В мусульманских республиках Татарстане и Башкирии рождаемость, как в Москве. Все регионы России депопуляционные. Почему и необходима федеральная по­литика, которая определит в целом нормативы, о которых я сказал, а уж субъекты РФ в зависимости от их материаль­ных возможностей могут сделать какие-то добавки.
 
РФС: Что с ситуацией рождаемости в других странах?
Анатолий Антонов: Она везде в мире сокращается, вклю­чая Африку и Азию.
 
РФС: Однако же население США растет.
Анатолий Антонов: Это правильное замечание. Там в це­лом рождаемость на уровне Чечни, простого воспроизвод­ства. Тем не менее население увеличивается. За счет чего?
Это принципиальная страна мигрантов. К ним все время народ приезжает. Не менее миллиона человек ежегодно. И Штаты научились варить в котле приезжих, ассимилируя их, и они во втором поколении становятся уже американца­ми. У мигрантов, особенно из Мексики и других латиноаме­риканских стран, всегда рождаемость несколько выше, чем у «коренных» жителей. А прибывает их много, что позво­ляет не только поддерживать, но даже превышать уровень простого воспроизводства. По ряду прогнозов, к середине века число американцев с нынешних 320 миллионов вы­растет до 400 миллионов. Это вряд ли, но сегодня США -единственная страна, где не происходит убыли населения.
У белых граждан рождаемость такая же, как у нас, а ми­гранты дают бонус. Увеличение их доли в населении, несмо­тря на ассимиляцию, чревато назреванием межнациональ­ных проблем, которые пока глушатся. Когда-то американцы оттяпали у мексиканцев Техас, а сейчас весь американский юг говорит на испанском и - это фактически бывшая Мек­сика. Что касается общего цивилизационного потока, свя­занного с разрушением семьи, то, конечно, им затронута и Америка. У них семейной политики как таковой нет, но принимаются определенные меры, включая льготное нало­гообложение. Есть понимание, что семью надо укреплять, чтобы она не пошла по европейскому тупиковому пути с низкой рождаемостью.
 
РФС: Неутешительная картина в целом. И от судеб (циви­лизации) защиты нет?
Анатолий Антонов: У природы нет защиты. Если мы со­глашаемся, что динозавры и мамонты вымерли, то и лю­ди... могут. Если мы себя не простимулируем в отношении поддержки семейно-детного образа жизни, процесс станет неконтролируемым. Наши политики, министры далеко не заглядывают, поэтому с ними тяжело разговаривать.
 
РФС: Они меряют время избирательными циклами.
Анатолий Антонов: Да, заглядывают на год-два, три, пять вперед. А на 50, 100 лет - им неинтересно. Говорят мне: «Вот, Анатолий Иванович, встретимся с вами через сто лет и поговорим». Это несерьезно. В демографии один год - это 30 лет. Возраст поколения. Когда генерация дочерей сменя­ет генерацию матерей. Три поколения - 100 лет, а это ведь рядом. Бабушка, мама и внучка - вот и 100 лет. 200 - шесть поколений. Все демографические модели строятся на не­сколько десятилетий, и они точно показывают, что будет за горизонтом. По некоторым российским регионам про­гнозные «пирамиды» превращаются в ствол «березы»: через полвека в основании никакой рождаемости, середина хилая и наверху вымирающие старики. Вот трагедия!
Чтобы ее не случилось, нужно не откладывая принять государственную программу движения к трехдетным семьям, которых у нас должно быть не менее половины. Даже не программу, а огромный комплекс мер. Другого пути я не вижу. Мы все ищем нашу национальную идею. Остановить вымирание России – по-хорошему это и есть на ближайшие полвека наша национальная идея!
 
Беседовала Людмила Глазкова
Фото Игорь Самохвалов
http://www.russia-today.ru/article.php?i=1542